в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

Новороссия: освоение края

Просмотров: 7938

Новороссия: освоение края
Заселение Новороссии, как было показано выше, начиналось со славян в царствование Елизаветы. При Екатерине, в ходе первой войны с Турцией, для участия в ней на стороне русских войск пригласили греков. По окончании же войны тем из них, кто откликнулся на призыв, было предложено переселиться в Новороссию, с переходом на русскую службу и с сохранением чина. Желающие нашлись и им пообещали выделить землю, при этом с освобождением от налогов сроком на тридцать лет.
Первая группа греков прибыла в 1775 г. Они получали земли в Таганроге, Керчи, а затем Балаклаве. Другая часть выселилась из Крыма ещё до присоединения его к России. Их, в количестве 20 тыс. человек, расселили по северному берегу Азовского моря. Центром греческого расселения в этом регионе стал город Мариуполь.
Крым присоединили к России в 1783 г. Трудно сказать, сколько людей проживало в Крыму на тот момент. Назывались числа от 50 000 (в 1784 г.) до 500 000 человек. Скорее всего, оба эти числа не отражают реальное народонаселение полуострова. Известно, что после присоединения имела место миграция мусульманского населения в Турцию, а армян в Россию. Во всяком случае, известно, что по данным официальной статистики в 1803 г. там проживало 140 000 человек.
Колонизацию края Екатерина II поручила своему фавориту Г. А. Потёмкину. В архивных документах Государственного Совета и рескриптах Екатерины про Потёмкина, как «главного командира» и «генерал-губернатора Новороссийской губернии», говорится с лета 1774 г. Императрица, благословив любимца на управление края, вручила ему икону, украшенную драгоценными камнями.
В 1784 г. был обнародован манифест о том, что все желающие могут переходить в русское подданство с последующим выделением им земель в Новороссии.
Более тысячи человек из Германии, изъявившие желание переселиться в Россию, получили земли на правом берегу Днепра, там, где вскоре будет построен Екатеринослав. За немцами переселились несколько десятков шведов. А к концу 80-х годов XVIII века в Екатеринославской губернии иноземцы составляли уже более половины населения. В период с 1780-го по 1787 гг. Потёмкин распорядился выдать 1355 земельных участков. На этих землях было основано 758 колоний и поселено 76 тысяч человек.
Всего же в 1787 г. в Новороссии насчитывали жителей порядка 700 000 человек. Из этого следует, что за 13 лет управления Потёмкиным краем население Новороссии увеличилось на 600 000 человек!
До Потёмкина здесь было всего четыре города: Азов, Ростов, Таганрог и Елисаветград. За время пребывания здесь Потёмкина были построены Екатеринослав, Херсон, Александров, Берислав, Николаев, Павлоград, Константиноград, Мелитополь, Мариуполь, Нахичевань. Эти города представляли собой, при всей поспешности и незаконченности грандиозных потёмкинских проектов, тем не менее, не одни только декорации.
Пример.
Граф Сегюр даёт описание Херсона в 1787 г. «Мы увидели почти уже оконченную крепость и казармы на 80.000 человек, адмиралтейство со всеми принадлежностями, арсенал, заключающий в себе до 600 орудий, два военных корабля и один фрегат, снаряженные к спуску, публичные здания, воздвигаемые в разных местах, несколько церквей прекрасной архитектуры, наконец целый город уже торговый, с 2.000 домов и лавками, полными греческих, константинопольских и французских товаров; в Херсонской гавани стояло до 200 купеческих судов».
В 1805 г. адмирал Чичагов заметил, что именно Потёмкин в своё время внушил Екатерине мысль о необходимости создания Черноморского флота. Правда, сам адмирал при этом заявил, что сильный флот на Чёрном море должен был, в первую очередь, служить орудием честолюбия императорского фаворита. Но так ли это на самом деле? Новая война с Турцией была не за горами, правительство России не заблуждалось на этот счёт и деятельно готовилось к ведению боевых действий. Сложившаяся обстановка в регионе, соотношение сил – всё указывало на то, что Российская империя будет вести войну наступательную. Следовательно, для войны у побережья Чёрного моря наличие флота было условием обязательным.
Светлейший князь отдавал себе в этом отчёт. Он сооружал верфи для постройки кораблей. В Херсоне был создан морской кадетский корпус, а также училища: штурманское и корабельной архитектуры. Событием в истории Черноморского флота стало основание военно-морской гавани в Севастополе.
Недоброжелатели обвиняли Потёмкина в том, что в силу своего честолюбия он строил корабли спешно, из сырого леса, в погоне за результатом оставляя в пренебрежении качество работы. В итоге корабли оказались скорее декорацией, чем реальной боевой силой. Однако критики почему-то не учли, что ведь и война с Турцией должна была начаться в скором времени, что турки не станут ждать, пока Россия неспешно создаст могучий флот. Реальность также опровергла эти замечания фактом успешного участия кораблей Черноморского флота в борьбе с турецкими судами.
Динамику строительства городов Новороссии можно проследить на примере другого города, Николаева. Он был основан в 1789 г., в 1791-м насчитывал 26 домов, а его население составляло 147 человек. В конце же 1792-го – уже 3300 душ обоего пола.
Из всех городов Новороссии Потёмкин, однако, уделял главное внимание Екатеринославу. Основание этого города осуществлялось на основании указа Екатерины. Императрица предписала Светлейшему, чтобы город был построен на правом берегу Днепра, а в 1784 г. велено было назвать его Екатеринославом. В следующем, 1785-м году, здесь появляется множество рабочих. Имеются два донесения Екатерине, от 4-го и 6-го октября 1786 г., в которых указывается значение этого города, богатство края и говорится о необходимости создания в нём университета: «по соседству Польши, Греции, земель Волошской, Молдавской и народов иллирийских, множество притечет юношества обучаться». Намечалась постройка храма, за основу планировки которого был взят храм св. Петра в Риме. Такой выбор был сделан не случайно, как сказано в донесении Екатерине, он должен был символизировать преображение края из бесплодных степей «попечениями вашими в обильный вертоград и обиталище зверей в благоприятное пристанище людям, из всех стран текущих». Проект собора составил знаменитый итальянец Моретти.
Помимо этого, Потёмкин проектировал постройку биржи, театра, музыкальной академии или консерватории, двенадцати фабрик: шерстяную, шёлковую, суконную и др. Сообщалось, что для всех планируемых зданий уже заготовлены строительные материалы.
Строительство университета предусматривало также постройку зданий для жительства профессоров и студентов. В 1785 г. было назначено жалованье преподавателям, некоторые из них уже были приглашены. Была учреждена университетская канцелярия. Директором музыкальной консерватории определили знаменитого композитора Сарти.

Новороссия: освоение края



На реализацию всего задуманного Потёмкин истратил колоссальные средства, не жалея их. Только на постройку одной чулочной фабрики было отпущено 340 000 рублей, из них 240 000 было израсходовано для строительства 200 изб, в которых должны были жить работники. Фабрика заработала. Образец её продукции преподнесли в дар Екатерине: это были шёлковые чулки, тонкие до такой степени, что были вложены в скорлупу грецкого ореха.
Пространство города определялось в 300 кв. вёрст, плюс 80 000 десятин выгонной земли для пастбища стада жителей города. Ширина улиц определялась в 30 саженей.
Потёмкинский дом, с великолепным видом на Днепр, был отделан в совершенстве. При доме был сад, в котором имелись две оранжереи: одна была ананасовая, в другой росли деревья различных пород: лимонные, лавровые, гранатовые, померанцевые, апельсиновые, финиковые и другие.
С ростом численности населения в Новороссии развивалось земледелие. Потёмкин хотел, чтобы опытом рационального ведения сельского хозяйства поделились немецкие колонисты. С этой целью вблизи Николаева была создана земледельческая школа. И огородничеству, и садоводству уделялось одинаково важное внимание. Для разведения шелковицы и хлопка выписывались специалисты из Греции и Италии. Развивалось животноводство.
Особое распоряжение Светлейшего касалось разведения виноградников: они должны были быть во всех имениях, в том числе частных, начиная от острова Хортицы до днепровского лимана, а также по Бугу и вдоль морского побережья. Крымское виноделие свои первые успехи обнаружило также ещё при жизни Потёмкина. В 1786 г. был собран первый урожай из венгерского винограда.
Освоение Новороссии, помимо экономической составляющей, имело не менее важную по своему значению и стратегическую цель. Опустошённость края представляла собой главное препятствие во всех предыдущих войнах для действий русской армии. Успешный поход в Крым совершал ещё Миних, но именно необеспеченность тыла вынудила его ограничиться набегом, чтобы затем вернуться обратно в пределы России. Румянцев был вынужден, во время войны 1770 – 1774 гг., использовать в качестве операционной базы территорию Польши. Освоение края позволяло подготовиться к новой войне, опираясь на местный тыл.
Когда екатерининская армия под командованием самого Потёмкина осадила Очаков, её снабжение опиралось на территорию Новороссии и совершалось, несмотря на неурожай и появление очагов чумы. Артиллерия и ядра поставлялись под Очаков с заводов, которые Потёмкин устроил в Кременчуге. Когда Очаков был взят, екатерининская армия была перевезена во внутренние области губернии на зимовку. Для этой цели были собраны 10 тысяч лошадей с повозками. Помимо этого, дворяне губернии доставили армии 4000 волов, 1000 фур, 3000 лошадей для артиллерии и транспорта.
В письмах к Потёмкину Екатерина указывала, что «лучше быть, чем казаться». В какой степени светлейший князь руководствовался этим правилом? Например, город Херсон императрица называла «молодым колоссом». В реальности же он, конечно, не заслуживал такого громкого имени. Но с другой стороны, он развивался довольно быстро. В 1782 г. проездом в Константинополь в нём побывал Хемницер, который выразил удивление быстрым ростом города. Сам Потёмкин навещал Херсон довольно часто и истратил на город большие суммы. Впрочем, задержка в развитии города имела место – это было вызвано чумой, свирепствовавшей в городе в течение двух лет.
Потёмкин при строительстве Херсона желал повторить подвиг Петра Великого, построившего Петербург на болоте. Уже через два года после основания Херсона в него заходили корабли, грузились и отправлялись под российским флагом. Население росло за счёт прибывающих колонистов, иностранцы размещали здесь коммерческие конторы. Но разница между действительным положением дел и хвалебными одами Потёмкина в письмах к императрице, безусловно, имела место быть.
Вторым Петербургом Херсон не стал.
История основания Николаева похожа на историю Екатеринослава и Херсона. Кипучая деятельность Потёмкина, трата огромных сумм денег, тем не менее, не позволили осуществить все проекты так, как было задумано. В 1788 г. город по-прежнему представлял из себя скопище отдельных хижин, сделанных из тростника, а также землянок. В то же время город строился, как пишет посетивший его врач Дримпельман, «с изумительной быстротой»: в течение этого года было построено около 150 домов. Нехватки строительных материалов не ощущалось: лес поставлялся по Бугу за счёт казны в изобилии. Желающие построиться, приобретали его по дешёвым ценам.
Недоброжелатели Потёмкина из числа иностранцев замечали, что потёмкинские проекты обходятся казне слишком дорого. Значительная часть этих расходов просто раскрадывалась предприимчивыми дельцами, умевшими извлечь личную выгоду при реализации проектов Светлейшего.
Потёмкина обвиняли в пренебрежении к интересам людей. Распространялись слухи о том, что он велел собрать по всей империи девушек, чтобы выдать их замуж за колонистов Новороссии, что сами поселенцы в большом количестве разбегались, в т.ч. в Турцию.
Далеко не все проекты Потёмкина в отношении Новороссии были завершены. Вообще, его деятельность по освоению края носила поспешный, лихорадочный и в итоге, незавершённый характер. При этом хвастовство, самообольщение и стремление достичь чрезмерно высоких целей были присущи екатерининскому фавориту в полной мере.
Все его мероприятия – приглашение колонистов, закладка городов, разведение лесов, виноградников, учреждение корабельных верфей, школ, типографий, фабрик – носили характер размашистой поспешности. Всё делалось в больших размерах, не жалея людей, денег, труда. Многое из того, что было начато, вскорости забрасывалось, многое вообще так и осталось на бумаге.
Возможно и даже скорее всего, что в части своей критика деятельности Потёмкина была справедливой. Однако факт заключается в том, что Новороссия осваивалась высокими темпами. Конечно, при таких масштабах без ошибок обойтись было нельзя. Ошибкой станет попытка идеализации как личности Г. А. Потёмкина, так и оценки его деятельности на посту губернатора Новороссии, тем более, что помимо критики недоброжелателей в распоряжении историков имеются и другие свидетельства современников.
Пример.
Кирилл Григорьевич Разумовский, в пошлом гетман, в письме к Ковалинскому, датированному 22 июня 1782 г., пишет следующее. «В сделанном мною в Херсоне вояже я ощущал особливое удовольствие, ибо неточию в путешествии сем не имел никакого беспокойства, но зрение мое беспрестанно занималось приятным удивлением, поколику на самой той ужасной своею пустотою степи, где в недавнем времени едва кое-где рассеянные обретаемы были ничего не значащие избушки, называемые от бывших запорожцев зимовниками, на сей пустоте, особливо по Херсонскому пути, начиная от самого Кременчуга, нашел я довольные селения верстах в 20, в 25 и не далее 30, большею же частью при обильных водах. Что принадлежит до самого Херсона, то, кроме известного великолепного Днепра, северный берег которого здесь оным населяется, представьте себе множество всякий час умножающихся каменных зданий, крепость, замыкавшую в себе цитадель и лучшие строения, адмиралтейство с строящимися и построенными уже кораблями, обширное предместье, обитаемое купечеством и мещанами разнородными с одной стороны, казармы, около 10,000 военнослужащих в себе вмещающие, с другой. Присовокупите к сему почти перед самым предместием и видоприятный остров с карантинными строениями, с греческими купеческими кораблями и с проводимыми для выгод сих судов каналами. Все сие вообразите и тогда вы не удивитесь, когда вам скажу, что я и поныне не могу выдти из недоумения о толь скором возращении на месте, где так недавно один токмо обретался зимовник. Не говорю уже о том, что сей город, конечно, в скорости процветет богатством и коммерциею, сколь то видеть можно из завидного начала оной. Херсон для меня столь показался приятен, что я взял в нем и место для постройки дома, на случай, хоть быть там некогда и согражданином. Скажу вам и то, что не один сей город занимал мое удивление. Новые и весьма недавно также основанные города Никополь, Новый-Кондак, лепоустроенный Екатеринославль.
К тому же присовокупить должно расчищенные и к судоходству удобными сделанные Ненасытицкие пороги с проведенным и проводимым при них с невероятным успехом каналом, равно достойны всякого внимания и разума человеческого».
Вообще, разбирая критику трудов Потёмкина, следует изучить историографию вопроса хотя бы в самых общих чертах.
Ещё профессор А. Г. Брикнер, известный учёный XIX в., отмечал, что при исследовании русской истории эпохи царствования Екатерины II следует крайне осторожно относиться к сочинениям, появившимся за границей вскоре после её смерти. Работы Кастера, Массона, Сальдерна, Гельбика, утверждает Брикнер, были написаны с предвзятыми целями. Они имеют полемический характер и заключают в себе «самые пристрастные и резкие отзывы». Один из вышеперечисленных авторов – Гельбик, по существу, высмеял административную деятельность екатерининского фаворита. Однако, источники, на которые опирается автор, представляют собой слухи, анекдоты и предвзятые отзывы заинтересованных лиц. Перечисленные выше иностранные авторы, считает А. Г. Брикнер, написали сочинения, ни одно из которых не удовлетворяет требованиям истории, как науки.
Несправедливость отзывов иностранцев стала особенно очевидной после того, как были опубликованы деловые бумаги князя. Анализ архивных документов показал, что именно Потёмкину принадлежит почин во многом, относящемся к освоению Новороссии, его заботу о реформах и стремление быть полезным краю.
Екатерина, знавшая о деятельности Потёмкина, положительно оценивала его роль на посту губернатора Новороссии, хотя, возможно и преувеличивала значение своего фаворита.
Доверие к нему Екатерина выразила в том, что князь располагал огромными средствами, отчёт в которых давал только в исключительных случаях.
Факт в том, что многие проекты Потёмкина не осуществились. Но также факт – это огромные трудности, с которыми он должен был столкнуться на своём пути, а также поразительное изменение Новороссии за годы его наместничества.
Бомбардир
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться статьей в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта

Комментарии к статье:

  • Посетители
  • Пишет: Kris
  • 6 июня, 06:06
сергей, навали процентов....
| | |

Комментарии к статье:

  • Посетители
Сергей ещё читает. Столько русских букв
| | |


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.