в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

Аналитика Новороссии

Возвращение врага

Просмотров: 1155

Возвращение врага
Для значительной части американских внешнеполитических кругов присоединение Россией Крыма — долгожданная материализация настоящего врага, причем в давно знакомом обличии. Со старым врагом, однако, совершенно непонятно, как бороться.

В 2012 году весь мир смеялся над Миттом Ромни. В разгар предвыборной кампании этот кандидат в президенты США от Республиканской партии заявил, что главный внешнеполитический враг Америки — Россия. Полтора года назад подобное заявление было воспринято как доказательство слабой подготовленности Ромни к работе на посту президента. Сегодня оно уже не вызвало бы столько насмешек.

Реакция общественного мнения США и американских экспертов по внешней политике на украинскую ситуацию и присоединение Крыма к России в значительной степени обусловливается инерцией мышления. Как минимум два поколения американских, да и российских, внешнеполитических аналитиков сформировались в условиях парадигмы биполярного противостояния. Бинарность ялтинско-потсдамской системы превратила анализ внешней политики практически в точную науку. Как относиться к диктатору X? Что делать с правительством Y? Все просто: враг моего врага — мой друг, друг моего врага — мой враг. Плюс на минус дает минус, минус на минус дает плюс.

Такая модель была, несомненно, упрощением действительности, но она позволяла упорядочить происходящее в мире.
Распад СССР и потеря второго полюса привели к катастрофическим последствиям. Мир стал вроде бы и однополюсным, но совершенно неуправляемым. Абсолютно непрогнозируемым. Американские эксперты 25 лет пытались отыскать нового главного врага США, но враги все время получались какие-то ненастоящие. Милошевич — неприятный лидер и диктатор, но не более того. Бен Ладен — это, конечно, серьезно, но с ним дипломатически не повоюешь. Отсюда и формирование «оси зла» — стран, которые в том числе поддерживают международный терроризм. По мнению простых американцев, Ирак (до падения режима Саддама Хусейна), Северная Корея, Иран на протяжении последних 14 лет были главными врагами США. Стабильно высокие места в опросах занимал и Китай, время от времени развязывавший против США торговые войны.

Однако это общественное мнение, конечно, формировалось тем самым внешнеполитическим истеблишментом, довольствовавшимся раками на общем внешнеполитическом безрыбье.

Все это время Россия — и Ромни тому доказательство — продолжала восприниматься как неблагонадежный отпрыск СССР. США по инерции выстраивали отношения с Россией как с тем самым вторым полюсом. Довольно долго это выглядело не очень убедительно даже для самих Штатов. Противостоять государству, президент которого сужает пространство демократии и ущемляет права геев, — это важно, но совсем не то. А вот обнаружить перед собой страну-агрессора — совершенно другое дело.

Для значительной части американских внешнеполитических кругов присоединение Россией Крыма — долгожданная материализация настоящего врага, причем в давно знакомом обличии.

Со старым врагом, однако, совершенно непонятно, как бороться. Все та же инерция подталкивает Штаты снова попробовать ту же схему, которая была реализована после вступления советских войск в Афганистан и — неожиданно даже для самих американцев — сработала. Такая схема предполагает достаточно мягкие санкции, позволяющие Западу сохранить лицо, но в реальности не затрагивающие те сферы, вмешательство в которые было бы невыгодным для всех, а также кропотливую работу по снижению цен на энергоносители. Падение цен на нефть и газ (в результате договоренностей с ОПЕК, распечатывания американских нефтяных стратегических резервов и развития первых успехов сланцевой революции) видится как мощнейший удар по российской экономике. А экономические проблемы, в свою очередь, неизбежно приведут к потере Владимиром Путиным поддержки как со стороны общества, так и со стороны ближайшего окружения.

Преимуществом этого варианта является то, что американское внешнеполитическое сообщество обретет на некоторое время привычного врага и сможет заняться тем, чем оно заниматься вроде бы умеет. Недостаток этого подхода в том, что это стратегическая игра, которая растянется надолго и финал которой плохо предсказуем. В силу ускорения политической динамики ждать разрешения ситуации несколько лет — рискованный вариант.

Другой сценарий развития событий — введение жестких экономических санкций, которые будут невыгодны как России, так и самим США.

Такого рода санкции (в том случае, если их поддержит и Европа) действительно могли бы сильно повлиять на ситуацию в российской экономике уже в краткосрочной перспективе. Однако американцы пока еще не готовы уполномочить свое правительство действовать таким образом. Недавние опросы показывают, что граждане США сегодня не хотели бы слишком большой вовлеченности своей страны в решение вопросов, связанных с Украиной. Только около 20% населения поддерживает введение экономических санкций (о применении военной силы речь вообще не идет — такой вариант развития событий сегодня поддержали бы лишь около 10% американцев). Еще сложнее представить себе, что на введение болезненных санкций пойдет Европа, только начинающая оправляться от последствий финансово-экономического кризиса и зависящая от поставок российского газа.

Неким промежуточным вариантом для Запада может стать попытка вводить «психологические» санкции против ряда российских граждан, в особенности против тех, кто близок к российскому президенту. Такие меры спровоцируют недовольство ряда лиц, которые будут убеждать президента поменять политику. Остается, однако, открытым вопрос о том, насколько эффективными будут «психологические» санкции, направленные на окружение президента, в тот момент, когда он сам действует в другой, государственнической парадигме, о чем его окружение, несомненно, знает.

Между подписанием соглашения 21 февраля и наделением президента России правом ввести войска на Украину прошла неделя, в течение которой российское руководство просчитывало свои возможности для внешнеполитического маневра. Определять свою линию поведения США будут еще дольше, учитывая, что необходимо согласовать американскую позицию с мнением основных европейских стран и ЕС в целом. Это может занять несколько недель.

Первые результаты этих переговоров мы увидим уже в ближайшие дни.

Это будет попытка соблюсти баланс между необходимостью что-то предпринять и невозможностью действовать жестко; между осуждением действий России и нежеланием переборщить — чтобы Россия не почувствовала себя в изоляции и не стала осуществлять «несистемные» с точки зрения Запада шаги.

Если Запад сможет найти этот баланс, а Москва — почувствовать серьезность намерений США и ЕС по нормализации отношений, мы сможем наконец перейти от логики противостояния к парадигме нового сотрудничества. Все-таки Россия и Запад действительно друг без друга не могут.
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться статьей в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.