в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

Экономика Новороссии

Экономика РФ: как обеспечить приоритет роста?

Просмотров: 7569

Экономика РФ: как обеспечить приоритет роста?
Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь,
для него ни один ветер не будет попутным.
Сенека


Чтобы экономика росла, нужна экспансия — внешняя или внутренняя. Какова она в России, если наши рынки отданы Западу и Китаю, мы не осваиваем свою территорию, а путь на внешние рынки закрыт из-за высоких издержек, технологического отставания и замедления мировой экономики? Что мы не можем производить? Как сказал Президент, можем абсолютно всё, просто существующая система превращает нас в поставщиков сырья. Надо следовать примеру Китая, сочетающего и внешнюю экспансию, и колоссальное инфраструктурное развитие, что позволило ему обогнать не только нас, но по реальной экономике даже США.

Поэтому первый и важнейший резерв роста — импортозамещение в тех нишах, где это возможно, и в нишах критически важных технологий (микроэлектроника, оборонка, космос). Если мы хотим стать самостоятельной экономикой, этот путь неизбежен. Его прошли Англия, затем США, хотя английские экономисты считали, что Америка должна специализироваться на сельском хозяйстве.

Россия имеет уникальный шанс использовать санкции во благо и помочь своим производителям, давая им преференции, как делали все промышленные гиганты. Но если мы пересядем с одной импортной иглы на другую, например, китайскую, всё пойдёт прахом. Ведь и сейчас многие «российские» товары реально производятся в Китае. России нужна реиндустриализация. Она активно идёт и в США, которые поняли ошибочность переноса производств в Китай.

Здесь нужны мощные и осмысленные усилия государства по развитию конкурентоспособных отраслей экономики и сельского хозяйства. Всё просто — создайте условия для выгодного инвестирования в России и повышения её конкурентности любой ценой. Это путь Китая, а ныне и США. Всё прочее: либеральные догматы, собственнические интересы элит, препятствующие развитию, — должно быть смело отброшено. Принцип приоритетности роста в нашей экономике не соблюдается, поэтому его нет. Дорогу осилит идущий.

Надо снижать все возможные издержки. Нельзя инвестировать без денег — сделайте денежный капитал доступным по низким ставкам. Уберите всё, что сосёт кровь из экономики: рекет, криминал, рейдерство, коррупцию; заморозьте тарифы монополий. Нужно гарантировать нашим предпринимателям, их капиталам и собственности всестороннюю защиту, в ответ получим рост поступлений в бюджет. Сделайте НДС адекватным, и экономика выйдет из тени. Нельзя инвестировать в пустоту: развивайте инфраструктуру, и капитал потянется вслед за нормальными дорогами. Развивайте науку, и она воздаст с троицей новыми изобретениями, которых в истории России было сколь угодно. Дайте людям экономическую свободу, как того требует настоящий либерализм, и русский народ явит миру своё экономическое чудо.

А у нас в полной мере делается абсолютно всё наоборот. Экономика страны подобна змее, пожирающей себя за хвост. Все хотят урвать хоть что-то. Государство должно стать тем нравственно-рациональным центром, который позаботится об общем благе. И Президент В. Путин делает всё, чтобы мы пошли по этому пути. Но пока чиновники и работники силовых органов будут рассматривать экономику как средство кормления, никакого бизнеса в стране не будет. Важно определиться, что у нас первично — интересы чиновника или экономика. Надо раз и навсегда обводиться от вековых традиций «раздаточной экономики» и монгольского ига.

Наши естественные монополии наращивали тарифы, при этом остальная экономика отдаёт последнее. Какой смысл в этих прибылях? Им нужны ресурсы на инвестиции — нужна золотая середина. Но не лучше ли, как в Китае, сделать тарифы минимальными, чтобы монополии субсидировали и обслуживали экономику, а не наоборот? Ведь основные центры занятости не в них, а в промышленности. Важно определиться, что является приоритетом — монополии или сама экономика.

Нынешняя ситуация с проблемой роста не нова. Абсолютно такой же кризис Россия переживала перед 1998 годом, когда её экономика за счёт «финансовой стабилизации» полностью потеряла конкурентоспособность, на российские товары никто не смотрел, их качество было ниже, а цена сравнима. Затем пришла команда Е. Примакова, рубль девальвировали в 4 раза, в экономику влили денег, и рост пошёл, собственно, он продолжался все 2000-е до кризиса.

Сейчас проводится та же «стабилизация» только под маркой «борьбы с инфляцией». С начала 2000-х годов рубль ослаб мало — с 31 до 36 (т.е. на 16%), а наши внутренние цены с 1999 года выросли почти 4 раза (иначе говоря, от девальвации ничего не осталось). В результате наше производство стало неконкурентоспособным. Национальный Банк Казахстана периодически проводит девальвацию национальной валюты, удерживая темпы роста экономики на уровне не менее 5%.

Мы по этому пути не идём, опасаясь роста цен и поддаваясь давлению со стороны импортёров и западного лобби. Хотя при мягкой девальвации выиграют экспортёры, производство и экономика в целом. За счёт долларовой иглы Россия попала в девальвационную ловушку — девальвация нужна, но опасна. Компании привлекали дешёвые деньги, но не думали о рисках, а сейчас Запад финансирование остановил. Для крупных сырьевых компаний это не помеха. Заёмщикам, не имеющим валютной выручки, можно оказать избирательную помощь.

Другой секрет роста 2000-х, помимо роста цен на нефть, — сильнейший рост денежной массы в течение 1999-2007 годов в среднем на 40% в год (!), что привело почти к трёхкратному уровню денежной обеспеченности экономики (уровень монетизации — отношение М2/ВВП — с 15 до 40%) при трёхкратном падении инфляции с 36 до 12%. Не удивляйтесь, именно так: деньги вкачивали, а инфляция падала. Налицо парадокс.

Но это подтверждает тезисы Дж. М. Кейнса, а также нашего дореволюционного экономиста С.Ф. Шарапова. При росте денежного предложения рост инфляции начнётся тогда, когда объём эмиссии свыше порога, который может усвоить экономика, т.е. при избыточном уровне монетизации, если монетизация недостаточна, резерв для роста М2 есть. Спекуляции либеральных экономистов о том, что эмиссия — источник инфляции, ложны вне конкретного исторического контекста: в случае неусвоения денег это факт, но при очевидном дефиците денег в экономике она минимальна, а польза огромна.

За время Правления Екатерины II эмиссия бумажных денег привела к росту денежной массы в ассигнациях почти в 60 раз с 2,6 млн. руб. до 157,7 млн. руб., при этом их рыночный курс в серебряной монете снизился лишь в 1,25 раза (!!!). Во время Крымской Войны за период 1853-1857 годов объём кредитных билетов в России вырос с 311 до 755 млн. руб, т.е. на 140 %, рост цен по стране был неравномерным, однако в Санкт-Петербурге за период 1852-1860 он составил около 33%, при том, что в 1858-1859 из обращения было изъято 90.7 млн. руб.

В Китае монетизация экономики более 170%, у нас — 47%. Экономике РФ катастрофически не хватает денег, объём денежной массы М2 должен быть в два раза больше. В регионах запустение: там нет ни банков, ни денег, ни экономики. Именно поэтому наши деньги избыточно дороги, производство не конкурентно, инвестиций нет. Какие могут быть проекты при кредитах под 17-20%?

Ставка рефинансирования ЦБ РФ — 8.25% при экономическом росте не более 2%. Но процентная система требует, чтобы ставка по кредитам была меньше темпов роста (Ставка ЦБ7.5+2.3). Если цель — рост 7% при инфляции 5%, темп роста М2 — не менее 15%, а с учётом роста монетизации — около 20 %, затем его можно уменьшить.

Что в приоритете — низкая инфляция или экономический рост? ЦБ должен таргетировать не инфляцию, а рост денежной массы и экономики, тогда инфляция будет падать автоматически. В 2000-е был рост и была приемлемая падающая инфляция, никто не жаловался. Мы хотим получить экономическую пустыню, в которой инфляции точно не будет? Как показал Дж. М. Кейнс в своём «Трактате о денежной реформе», мягкая инфляция имеет стимулирующее воздействие. Исследование академика В.М. Полтеровича «Снижение инфляции не должно быть главной целью экономической политики Правительства РФ» показывает, что мягкая инфляция не является препятствием роста. Чтобы убрать инфляцию, нужен рост и насыщение рынка товарами. Дефицит денег, наоборот, стимулирует рост цен. Приоритет: политика роста первична, управление инфляцией — вторично.

Что касается Банка Китая, то он использует фиксированный курс и жёсткое валютное законодательство. Чтобы насытить экономику рублями для роста, нужно вводить меры по ограничению свободного движения валюты и её конвертируемости, нелегального вывоза капитала, полного прекращения теневых операций. Это же позволит оптимизировать величину резервов. Свободное движение капитала — догмат, созданный для проникновения и подчинения экономик третьих стран. Тогда эмиссия не будет опасна. Финансовая система России, как в СССР, должна стать многоконтурной: рублевые инвестиции — внутренний контур, внешняя торговля — внешний контур.

Основная цель либеральной политики — любыми средствами отнять у России право на свой печатный станок. Прочитайте историю банковского дела США М. Ротбарда (кстати, либерала), страна достигла своей мощи во многом благодаря разумной эмиссии денег и их доступности для предпринимателей. Когда у России отняли право на печать денег при вводе золотого стандарта при Николае II, страна стала терять финансовый суверенитет. СССР вернул себе это право и печатал деньги не под покупку долларов, полученных от экспорта, а под наличные экономические ресурсы, что позволило обеспечить почти 100% занятость при стабильном росте.

За счёт расширения дешёвого внутреннего кредита необходимо создать возможность к перекредитованию компаний внутри России, замещению внешнего валютного долга на внутренний рублёвый. Если же мы слезем с долларовой иглы и пересядем на китайскую, это будет роковой ошибкой. Коренной принцип — категорически нельзя финансировать внутренние инвестиции за счёт валютных займов. Эта ошибка полностью подчинила Царскую Россию западным странам, привела к банкротству СССР, затем поставила в зависимое положение Россию в 90-х. И наши корпорации и банки (вот она «мудрость рынка») опять наступили на эти грабли. Народ в дореволюционной России нищал, а мы вывозили всё, что можно, для уплаты по процентам — «недоедим, но вывезем». Вот вам и новое «монгольское иго», новый вид дани.

Закрытие рынка внешних капиталов нужно заместить на формирование огромного рублёвого рынка отечественного капитала, удешевление кредита и роста степени монетизации экономики, что сразу простимулирует её рост. Все расчёты за сырьё необходимо перевести на рубли, что позволит организовать в России международный финансовый центр. Необходимо выйти из внутреннего хождения доллара и евро (кредиты и депозиты в валюте), кроме внешнеторговых операций. Кто в США или Европе держит свои сбережения в юанях?

Следует уменьшить «независимость ЦБ», подчинив его Правительству, сделать ответственным не только за стабильность, но за экономический рост и занятость, сняв ограничение на кредитование бюджета. ЦБ может покупать бессрочные облигации государства — консоли с нулевой ставкой процента, что позволит законно и практически бесплатно повысить денежное предложение до оптимального уровня. Другой путь, который уже активно используется, — прямое кредитование банковской системы. При этом и наш Минфин, который постоянно взывает о росте резервных фондов, т.е. о стагнации экономики, должен быть в подчинённом положении у блока развития, заботясь в первую очередь об остановке воровства, которое достигло пугающих масштабов. Иначе всё, как в басне Крылова «Лебедь, рак и щука».

Другой важнейший тормоз нашего развития — налоговая политика. Уровень налогообложения в России очень высок, экономика уходит в тень, а бюджет и страна несут огромные потери. Его введение в 1992 году в размере 28% привело нашу экономику к полному коллапсу. НДС необходимо снизить до 5-7% (Крым — отличный пример), что выведет экономику из тени и улучшит инвестиционный климат, безусловно, повысив доходы бюджета. НДС — налог, который гробит наше производство и создаёт гигантскую коррупцию, при которой значительная часть налогов собирается не государством, а транзитно-обнальными конторами, крышуемыми сверху. Здесь также нужно мыслить о приоритете роста: сначала — развитие, рост экономики, затем — пополнение бюджета. Снизьте налог на прибыль для промпроизводства, обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства, для стимуляции инвестиций введите ускоренную норму амортизации. Пополнение бюджета возможно введением налога с продаж, прогрессивного налога на доходы физлиц, поднятием налогов на недвижимость и за счёт ввода налога на финансовые трансакции (налог Тобина). Верните контроль за сырьевыми ресурсами государству, какой смысл оставлять основной источник валюты в частных руках, если никаких инвестиций нет?

Во внешней сфере необходимо сформировать активное лобби, которое будет заниматься размещением внешних заказов, организовать кредитование экспорта по льготным ставкам в специальных банках. Международная торговля должна идти на взаимной, пропорциональной основе, механизм односторонней экспансии по принципу ядро – перифирия ведёт систему к постоянным кризисам. Странам БРИКС нужно размещаться заказы друг у друга, исходя из взаимных возможностей производства, постоянного наращивания его объёмы и избегая сильных дисбалансов, что можно обеспечить организацией постоянного консультационного совета.

Второй путь — активная внутренняя экспансия, что требует роста внутреннего производства и развития инфраструктуры. Частный сектор в пустоту не пойдёт. По поводу окупаемости — не всё поддаётся счёту, дорогами все пользуются бесплатно, а без них нет ни бизнеса, ни торговли, ни развития. Деньги — ничто, главное — активы и развитие.

Чтобы завести мотор экономики при слабости спроса и на фоне замедления внешней экономики, нужны массированные вложения в инфраструктурные проекты (дороги, мосты, аэропорты, электроэнергетика и жильё) и развитие промышленности. Смотри опыт США во время Великой Депрессии, опыт СССР, а теперь — Китая, который запустил уже две программы развития инфраструктуры страны и приступает к третьей. Здесь Россия отстаёт, тут имеются огромные возможности для роста, освоения территории, её комфортности, стимуляции промышленности. В кризисную пору без мер государства экономика пойдёт в штопор. Это аксиома, проверенная временем и теоретически обоснованная Дж. М. Кейнсом. При кризисе для частного сектора главное предпочтение ликвидности, инвестиций нет.

Это создаст колоссальный мультипликативный спрос, изменит качество жизни, повысит инвестиционную привлекательность. Неизбежный путь — активные инвестиции в отстающие отрасли, например, микроэлектронику, развитие транспорта, авиационной и космической промышленности, рост расходов на НИОКР и развитие науки. Те же самые США, Япония и Китай идут по этому пути, наращивая расходы на науку. Это позволило создать фундамент развития, передав затем эстафету частному сектору.

Инвестирование в инфраструктуру и развитие не является инфляционным, поскольку создаст в экономике дополнительное предложение, это же повысит степень монетизации экономики. Проблема — ликвидация банального воровства в госзаказе, которое является скрытым способом финансирования элит. Если в приоритете рост, элитам надо учиться зарабатывать не на распиле бюджета, а на развитии экономики. Деньги должны работать, а не распределяться полукриминальными и полуворовскими методами. Яркий пример такого проекта — развитие региона Сочи, строительство газопровода «Сила Сибири».

Что нам мешает кинуть огромные ресурсы на развитие страны? Оказывается, у нас нет денег, нам не позволяет бюджет. Ещё один догмат псевдо-либерализма — сбалансированный бюджет, что в условиях неразвитой экономики гарантирует консервацию отсталости. Одно дело, когда государство достигло пределов своего развития, а если оно запущено? В период борьбы с депрессией, в т.ч. во время Второй мировой войны, бюджет «либеральных» США достиг колоссального дефицита (-54% в 1943 году); скачком примерно в пять раз выросли и сами госрасходы (до 50% от ВВП, у нас сейчас — около 19%), но в результате страна стала мировым лидером, а ВВП вырос в два раза. США не считаются со своим дефицитом, Америка никогда не плачет о том, что у неё нет денег. В начальный период реформ бюджет Китая был также стабильно дефицитным. Это и есть настоящее искусство финансов, не бухгалтерский счёт, а умение создавать платёжные средства и финансировать всё необходимое в полной мере.

Но либеральные экономисты твердят: государственные расходы — вред, они вытесняют частные инвестиции и т.д. Призыв к сокращению государственных расходов в нынешней ситуации, «боязнь» наращивать дефицит и увеличивать предложение денег, идущие из министерства финансов, есть путь к рецессии. Важен приоритет: что важнее научная абстракция дефицита или развитие?

Национальное благосостояние на деньги, выведенные из оборота, не создашь. Их просто съест инфляция. Если бы расходы, складываемые в кубышку стабфондов в России в успешные 2000-е, были бы инвестированы хотя бы частично в развитие, наша экономика стала бы более диверсифицированной. Сложно представить себе корпорацию, которая вместо того, чтобы инвестировать в бизнес, стала бы создавать запасы ликвидности. Напротив, они занимают и инвестируют. Логика следующая: деньги – новые активы – развитие – деньги.

К решению этих задач необходимо подключать крупный бизнес. Смотри опыт Южной Кореи, когда диктатор Пак Чжон Хи раздавал своим олигархам чёткие задачи: ты будешь строить корабли, ты — заниматься электроникой, нужно утереть нос иностранцам, чтобы Корея стала великой страной. Наш крупный бизнес в силу своей ментальности инвестировать не будет, пока его не «поведёшь за ручку».

Определённая часть наших чиновников и элит паразитирует на теле страны, богатея, но не принося пользы, в результате роста нет. Элиты должны инвестировать и платить налоги. Основная проблема — способна ли власть дать элитам «новые ориентиры», или они выступят для неё в роли «камня на шее». Но из-за разлада с Западом другого пути просто не будет.

Рецепт прост: заработная плата чиновников должна быть высокой, а карательные меры — крайне жёсткими. Китай, опираясь на свои тысячелетние традиции воспитания честного чиновничества, даёт замечательные примеры. Тех, кто забылся, жестоко наказывают, кто хорошо работает — богатеет, а государство развивается. Необходимо восстановить систему планирования, ставя цели по развитию, а не ждать, как погоды, будет рост, или нет. Не следует забывать и опыт работы с элитами лучших времён СССР — звёзд с неба никто не хватал, а страна активно развивалась.

Надо максимизировать роль государства в макросфере и минимизировать её на микроуровне, избавив бизнес от ненужных разрешений и проверок. Тогда инвестиционный климат улучшится. Деятельность чиновников должна быть подчинена жёстким планам по развитию вверенных им направлений. Кто помогает бизнесу, пусть получает миллионные бонусы, кто мешает или провалил работу, путь ищет работу во внегосударственной сфере. Нужно перестать делать из чиновников только некую опору власти, замкнутую касту с главным свойством преданности. Это должны быть профессиональные и честные менеджеры, коих у нас хватает. Иначе «свои» будут балластом. Ныне большинство из них занимается «перебиранием бумаг». Тогда не нужны будут «организации выборов». Работайте на благо страны и людей, а не на свой карман, и вас выберут всегда. Все расходы чиновников должны жёстко контролироваться на предмет соответствия их расходам.

Как указывает академик С. Глазьев, нам необходимо избавляться от догм, навязанных псевдо экономической теорией, навязанной для торможения роста. Необходимо создать теоретический инструмент для реформ В. Путина, теорию реальной экономики, теорию развития. Пора пробовать новую политику — ложный западный либерализм завёл нас в тупик. Вы же покупаете новые автомобили? Пора перестать ездить на старом разваливающемся драндулете. Фактически псевдо-либеральная пятая колонна препятствует развитию страны, крепко цепляясь за ложные догматы.

Нужно отметить, что всё больше наших правительственных чиновников «прозревает». Министр развития Алексей Улюкаев проявил высочайший уровень профессионализма, перепрыгнув за рамки «официальной науки», в двух своих работах обосновав неприемлемость модели «государства-рантье», считая возможным инвестировать деньги фонда национального благосостояния и использовать госрасходы как стимул роста.

Чтобы стимулировать активный рост, следует:

1) путём роста затрат на инвестиционные проекты на развитие инфраструктуры довести в течение 5 лет уровень монетизации экономики (отношение М2/ВВП) с 47 до 80-100%;

2) перейти от режима таргетирования инфляции к режиму таргетирования денежной массы, занятости и экономического роста (не менее 5-7%), ввести вместо бюджетного монетарное правило: рост денежной массы, сумма прогнозируемого роста экономики и роста цен — не менее 15-20% в год;

3) ввести контроль над операциями вывоза капитала, ужесточить валютное законодательство и ограничить конвертируемость рубля, ввести фиксированный курс, прикрыть все конторы, осуществляющие теневые операции, вывести валюту из внутреннего оборота (кредиты и депозиты), кроме внешнеторговых операций;

4) ограничить величину совокупного внешнего долга в иностранной валюте на уровне не более 30% от ЗВР;

5) провести управляемую девальвацию рубля не менее, чем на 20%;

6) восстановить плановую систему, ввести жёсткое государственное планирование развития основных отраслей и регионов, персональную ответственность соответствующих министров, губернаторов и чиновников за их исполнение;

7) принять целевые меры по развитию национальной промышленности, импортозамещению, покупке необходимых технологий и оборудования на внешних рынках, разработке своих аналогов;

8) ввести независимую проверку целевого расходования бюджетных средств, жёсткую уголовную ответственность за их нецелевое использование, объявить войну рейдерству, коррупции, рекету, минимизировать «опеку» бизнеса со стороны государства;

9) провести масштабную земельную реформу подобно реформам Столыпина, осуществить меры по заселению и развитию «запущенных территорий», в том числе восточных (Сибирь, Дальний Восток) путём бесплатного выделения земельных участков и выделения субсидий на их освоение;

10) развивать сельское хозяйство путём организации льготного финансирования, грамотного субсидирования и создания закупочной сети на базе частно-государственного партнёрства;

11) провести налоговую реформу, снижающую налоговое бремя для производства и инвестиций, снизить НДС до уровня 5-7%, ввести налоги на роскошь, недвижимость, прогрессивный налог на ДФЛ, налог Тобина;

12) вести активную пропаганду здорового образа жизни, семейных ценностей, многодетности, против абортов.


Александр Одинцов,
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться статьей в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта

Комментарии к статье:

  • Посетители
  • Пишет: 001
  • 6 сентября, 21:09

Такой умный! Почему ещё не министр?

| | |

Комментарии к статье:

  • Посетители
  • Пишет: Костя
  • 9 сентября, 19:09

Пора национализировать МинФин. Помнится, в фильме Бархатный сезон пытали Донатаса Баниониса, он там был в роли русского разведчика. Взяли зажигалку, поджаривали, и спрашивали: С кем ты работаешь? На кого ты работаешь? И так до бесконечности. Хотя бы и без зажигалки, но очень хочется спросить у МинФина то же самое...

| | |

Комментарии к статье:

  • Посетители

Отличная статья. Даже добавить нечего. Только небольшая ремарка. Сегодня в условиях развязывания холодной войнвы необходимо срочно менять модель российской экономики с рентной на мобилизационную. И первоочередные задачи: 1. В экономике-переход к стратегии снижения цен и тарифов.2. В политике-реанимация референдумов для поддержки необходимых экономических и политических реформ. 3. В законодательстве-  введение смертной казни и подготовка конституционной реформы. 

| | |


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.