в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

Общество Новороссии

Родину не выбирают, или Неискоренимая психология

Просмотров: 4367

Родину не выбирают, или Неискоренимая психология
Мой отец привёз мою мать в Одессу с Каспийского моря. Мать за день до моего рождения прилетела самолётом из Минеральных Вод, чтобы я родился в Одессе. В детстве и юности, когда я посвящал своему городу восторженные стихи, водил по Одессе экскурсии, читал лекции о героической обороне, я гордился тем, что родился в Одессе и живу в ней всю жизнь.

В 2004 году я впервые спросил отца, зачем он сюда вернулся. Он мог уехать на любую окраину Великой Империи — от Мурманска до Сахалина, и везде ему были бы рады. Мы ездили летом в Пятигорск, Железноводск, Ессентуки, взбирались на Змейку, катались на подвесной дороге, пили минеральную воду из специальных кружек с носиками, и мы тоже чувствовали себя дома. Далеко от дома, но дома, как ни парадоксально это звучит.

Это ни с чем не сравнимое чувство национальной гордости великоросса, когда ты дома везде: покупая дыню в Фергане, помидоры на рынке в Астрахани, «Севастопольское игристое» в Симферополе и эскимо в подтаявшем зимнем Ленинграде.

- Кто ж знал, что так будет, — повздыхав, ответил мне отец. — Тогда ж это была одна страна.

Он часто ездил лечить почки в Западную Украину и всегда возвращался расстроенный, особенно, если путёвка была не в санаторий, а с размещением у местного населения. Люди, как и сейчас, жившие за счёт благополучных регионов, всевозможными способами демонстрировали своё недовольство теми, кто привозил им деньги на жизнь.

Менталитет собаки, кусающей руку, которая её кормит. Нигде, разве что у прибалтов, не видел я такого отношения к говорящим по-русски, как у «клятых западенцев». Моя наивная русская мать как-то в поезде сказала соседу по купе: «Вы — украинцы, и мы — украинцы». На что вуйко, насупив брови, гордо ответствовал ей: «Ми не украïнцi, ми гуцюли».

Двоюродный брат, возвращаясь со срочной службы в Белоруссии (извините за написание, тогда она называлась так), чудом увернулся в тамбуре от ножа такого же вуйка, потому что заявил: «Одесса – не Украина. Одесса – это Одесса». Вы не поверите, сколько людей думают так по сей день. И не поверите, сколько д***лов думают: «Це наша земля. Ми ii захищаемо».

Я старался воспитывать своих детей правильно. Имперская гордость Ми — неотъемлемая часть нашей жизни. Российская империя, завоевавшая наши земли и отстроившая на них Новороссийскую губернию, Одессу, ставшую за короткое время культурным центром, Южной Пальмирой, третьим городом империи, торговым портом с колоссальным грузооборотом и родиной для всех, невзирая на внешность, язык и место рождения. Однако и мой правильно мыслящий ребенок недавно сказал мне, что в Великую Отечественную каждый одессит сражался за свой уголок Одессы. Так, мол, пишут люди, воевавшие на фронте.

И вот тогда я заново осознал, что самое правильное воспитание не спасает от яда, который ежечасно и ежеминутно разливается вокруг нас. Иначе откуда бы взялись 506 (вот ей-богу, не вру, 506) фотографий на странице «ВКонтакте» одной из майданутых девочек с Греческой, в разных видах и позах, но непременно в нацiональному костюмi, вышыванцi, вiночку и с непременным плакатом, старательно исполненным от руки, «Одеса – це Украïна». И после просмотра этой кошмарной галереи веночков, выщиванок и рукописных плакатиков я вспомнил дело рук этого кошмара в образе приветливой девочки – обугленные, окровавленные трупы в Доме Профсоюзов, трупы тех, кто считал иначе, изувеченные ручками, держащими плакатик.

А вот тут, мои хорошие, вы ошибаетесь. Вовсе не за свой дворик (хотя и за него в том числе) сражался на фронте каждый одессит, ушедший на фронт. Как те русские солдаты, которые били немцев и французов, турок и татар, англичан и японцев, и делали это во имя Российской империи. Великой Российской империи, чью величину и мощь они ощущали за своей спиной и, не жалея жизни, отстаивали

И советские солдаты сражались вовсе не за свой шкурный уголок (хотя и за него тоже), а за свою великую Империю, которая в тот момент была в опасности и нуждалась в защите вся — «От Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей». Потому что в сознании людей это был единый монолит Великой Российской империи, изменившей своё название, но не изменившей значимости и сути.

Страны, где, живя на Чёрном море, жену привозишь с Каспийского, а родня твоя живёт в Мурманске, на Сахалине, во Владике, в Ставропольском крае и Беларуси, потому что, хоть Родину и не выбирают, можно выбрать, где жить, когда твоя Родина - такая великая и огромная Российская империя.

Зная, что за спиной у тебя такое государство, можно, конечно, любить свой маленький дворик в своём небольшом городке.

Даже не знаю, что бы я выбрал на месте отца, если списался бы с подводной лодки в Балаклаве и поехал за будущей женой на Каспий. Поехал бы домой, в Одессу, или к тёще в Краснодарский край. Никто не знал тогда, что с нами будет. И в самом страшном сне не могло присниться. Но Родину выбрали за меня. Развалили империю, Одесса осталась в Руине.

Здесь на тестах по истории в 2009 серьёзно спрашивали, сколько лет назад на территории современной Украины появились первоукраинцы. И наши бедные дети с волосами дыбом выбирали вариант ответа: 500 000, 1 млн., или 1,5 млн. лет назад. 500 тыс. показались наименее бредовыми (хотя… - бред, полный бред!), но – ни фига! Именно 1,5 млн. лет. Динозавров не было, а першоукраïнцi уже были.

Здесь пенсионеры с Западенщины приезжали пожить и поучить преподавателей Одесского национального университета им И.И. Мечникова австро-венгерскому диалекту украинского языка вместо того украинского литературного, которому их обучали в советское время. Но в этой же стране задыхался Харьков, в котором, узнав, что мы из Одессы, для нас изменили экскурсионный маршрут, чтобы мы с детьми увидели русский город. И Донецк, в котором радостно говорили в марте: «Ой, вы из Одессы? Как хорошо… Одесса же с нами!».

И здесь же, к вселенскому ужасу своему, была и Одесса, которой я высказал кучу упрёков, и всё равно люблю.

Люблю тех, кто сажал на субботниках её нынешние парки, кто жил в коммунальных квартирах и ставил огромные столы во дворе на всех, кто до сих пор перезванивается с соседями по коммуне, из которой разъехались сорок лет назад. Тех, для кого национальность — всего лишь отличительная особенность внешности или оправдание эксцентричного поступка, но никак не повод для ненависти и убийства.

Люблю скромную театральную публику в одесском оперном, которая с гордостью смотрит русский балет, но не меньше гордится одесской труппой.

Люблю тысячи одесситов, с которыми прошёл на Марше Победы 10 апреля, самых разных возрастов, национальностей и даже цветов кожи. Девочек, вышедших с детьми на руках и в колясках, мужчину с российским триколором на удилище, тех, кто махал нам с обочины и вывешивал на балконах Знамя Победы. И цыган, шедших с нами в колонне и кричавших: «Фашизм не пройдёт!» — я тоже люблю.

Люблю тех, кого отсюда вывозили из-под удара, спасали от расправы и ареста, а они уезжали не в Крым и не в Москву, а в Донецк – воевать, или возвращались обратно – воевать здесь. Люблю «клятого москаля» Артура Григоряна, которого избили на глазах матери, а на следующий день «пригласили для беседы» и держали во внутреннем дворике РОВД без предъявления обвинения. И, не зная, что его ждёт, он всё равно говорил, что выражает чаяния 80% одесситов и - да! – является активистом Куликова поля, хотя в наши дни за это человека убить – шо муху прихлопнуть.

И тех, кто в киевских застенках, и тех, кто успел уехать, но рвётся сюда и работает на нашу Победу оттуда. Старую двухэтажную Молдаванку, где неоднократно бывали биты «свободовские» шествия, и тех, кто дежурил под ОГА в страшном феврале, и тех, кто встречает русский Новый Год и в 10 вечера бабахает петарды, потому что по московскому времени Новый год уже наступил, а Одесса всегда жила по московскому времени.

«Без Одессы и Петербурга Россия превращается в великана с отрубленными руками», — написал когда-то Карл Маркс. А во что превращается Одесса без России? В опустевший порт, куда отказываются заходить суда, в кубло бандеровцев, убивающих сотнями мирных жителей, в кусок пирога, от которого карателям обещают отрезать за убийства мирных граждан Донбасса.

Вряд ли можно изменить место, в котором ты родился. Наш любимый «Таймер», возмущаясь и негодуя, нет-нет, да подбросит нежную нотку о городе: «На прошлой неделе в Одессе родилось 9 пар близнецов», «В Одессе родилось 210 детей». Они уже не получат обещанных детских пособий и родного языка родителей не получат, и равноправия, если не украинцы, тоже не получат.

Хотя… Если нельзя выбрать место, в котором родился, можно выбрать страну, в которой находится это место. И сделать так, чтобы это была не Руина и не Окраина, а Великая или Новая Россия, союз равных народов, страна тех, у кого имперская психология, тех, кто гордится своей страной, потому что в этой стране есть, чем гордиться.

Родину не выбирают, или Неискоренимая психология


Виктор Гром,
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться статьей в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта

Комментарии к статье:

  • Посетители
Всё так. Был Союз, не империя, а Союз, и мой отец с Западной Украины обожал мою мать родом с Донбасса, и в Одессу я ездил до 12 лет почти ежегодно, помню смутно, но радостно. Теперь всё иначе, и я даже рад, что мои родители не дожили до этого кошмара.
И, кстати, почему мало комментариев именно здесь? И насекомыми не воняет, и 33-го не слыхать...
| | |


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.