в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

Политика Новороссии

Семнадцать гробов

Просмотров: 2755

Семнадцать гробов
Последний раз такое было у нас более 25 лет назад, когда в Ровно в оцинкованных ящиках доставляли тела погибших в Афганистане. Тогда об этом не писали газеты, никто не задавал никаких вопросов, а матери могли только тихо оплакивать своих сыновей, убитых неизвестно за что на чужой земле. Сегодня у нас свобода и демократия, которую мы защитили ценой жизни патриотов. И поэтому мы имеем полное право спросить: за что гибнут наши ребята? За что они брошены в донецких степях на погибель в неравном бою? Что говорить, если даже самолёт с телами погибших прибыл в Ровно почти на четыре часа позже, чем было объявлено родственникам героев. Поэтому, отдавая последний долг павшим в боях, мы должны найти и наказать виновных в их гибели как с одной, так и с другой стороны линии фронта. Иначе это будет не последний такой рейс.

Семнадцать гробов


В аэропорту Ровно в понедельник приземлились два военно-транспортных самолета Ан-6 с «грузом 200» — 17 гробами с военным, расстрелянным на прошлой неделе боевиками под райцентром Волноваха Донецкой области. Ритуал прощания состоялся на полигоне возле села Новая Любомирка. Среди погибших трое ровенчан: 34-летний Андрей Нечипорук из села Бронники Ровенского района, 22-летний Виталий Маринич из села Ракитное и 23-летний Леонид Озеранчук из села Осницк Рокитновского района. Остальные погибшие были мобилизованы на военную службу из Волынской, Хмельницкой, Львовской и Ивано-Франковской областей.

Самолёты прибыли в Ровно только в половине первого, а не в 9:00, как предварительно обещали военные. Затем понадобилось ещё время, пока гробы перегрузят в военные грузовики и доставят на полигон. Родным и близким погибших, которые приехали туда из соседних областей с утра, пришлось полдня ждать, выплёскивая своё горе в разговорах с журналистами и собравшимися здесь военными.

Оксана и Пётр Бондарук из села Заречье Владимир-Волынского района, которые потеряли 23-летнего сына Николая, рассказывают:

- Фермер из нашего района за свои деньги купил для всех наших местных ребят, которых отправили на восток, каски и бронежилеты. Передал военным… но защитная амуниция к сынам так и не дошла…

Восточнее отправили и нашего зятя, он до сих пор там. Разговаривали с ним по мобильному, говорит, что без командира высадили в чистом поле, как мишень. Ребята нечего пить-есть, окапываются, спят по два часа и постоянно настороже. Потому местные подходят и выкрикивают: «Если не уберётесь с нашей территории, то всех перестреляем».

Что за командиры такие? Как могло произойти то, что сейчас можно увидеть в Интернете? Днём подошли к нашим ребятам, обозвали, как хотели, сняли на телефоны всё, а под утро следующего дня подъехали сепаратисты и чеченцы и расстреляли. А потом, когда солдаты приехали тела забирать, то по ним ещё и свои с вертолётов несколько очередей пустили...


Валентина Артемок из Ковеля:

- Погиб муж племянницы, 36-летний Александр. Осиротели трое детей — ребята 9 и 10 лет и трёхмесячная дочь. Он единственным кормильцем в семье был...

Говорил, что нужна форма — купили и передали. Что не из чего есть варить — купили и передали продукты. А дальше с неделю говорил, что нужны бронежилет и каска. Узнали, что вроде 350 долларов они стоят. И пусть, не жалко денег, чтобы только живым вернулся. Начали расспрашивать, где можно купить, и... не успели. И как это так может быть, чтобы воевали за Украину и не могли даже одеться, оказались без какой-то защиты. Где же те деньги, что мы все передаём на нашу армию?


Татьяна Гончарук из Хмельницкой потеряла 35-летнего мужа Владимира:

- У нас двое детей — сыну 9 лет и пятилетняя дочь. Хотя она серьёзно больна, у неё пиелонефрит, мужчину всё же мобилизовали. Звонила ему 21 мая вечером, сказал, что всё нормально, чтобы не волновалась. А на следующее утро уже звонка не было. Я с ребёнком мотаюсь по процедурам в больнице и не знаю уже, что делать. В пятницу дозвонилась в Хмельницкий областной военкомат, говорят: «В телефонном режиме вопрос не рассматриваем». Говорю, хорошо, приеду. «Нет, не приезжайте, у нас неприёмный день». Я же взяла с собой ребёнка и пошла к ним. Меня впустили, но только зашла в кабинет, прибили словами: «Ваш муж погиб»...

Другие женщины и мужчины в траурном одеянии добавляли:

- Брат мужа из Закарпатья рассказывает, что парни и мужчины убегают и прячутся в горах от мобилизации. Потому вийськкомативцям только бы выполнить план.

- Так же и у нас: кто заплатил 10 тысяч гривен, того не забрали. Не захотел откупиться, послали под пули.

- А чему их перед тем научили? Строились, маршировали и гвозди сравнивали...

- Разве мы не хотим защищать Украину? Но давайте мы будем защищать свою землю. Если с Волыни, то волынскую... А Донецкую пусть донетчане защищают!

- Наши ребята должны были ещё быть на полигоне под Ровно, а их туда, где идут ожесточённые бои, бросили необстрелянных. Мой сын звонил и говорил: «Мама, когда я был в Ровно, люди очень хорошо к нам относились, ничего не жалели, есть приносили. А здесь в Новоукраинке на Донетчине местные говорят: «Чего вы, бандеровцы, приехали, убьём вас всех».

- Наши не имеют приказа стрелять. Только в воздух, а «те» — сразу на поражение, раненых добивают. Почему туда направляют только ребят из Западной Украины?

Семнадцать гробов


Хватало риторических вопросов, жалоб и обвинений и у мужчин, которые сейчас находятся на территории полигона, были мобилизованы в армию с Ровенщины, всех западных областей, а также из Винницкой, Черкасской и Киевской. В тот день их освободили от занятий для участия в ритуале прощания с погибшими. Но несколько сотен солдат прибегли к непослушанию — вопреки запрету командиров открыли ворота обоих КПП и провели на территорию журналистов, чтобы быть услышанными. И рассказали, в частности, следующее:

- Нас призывали на 45 дней, это время прошло. Но нас не отпускают. Говорят, что, возможно, будут держать до сентября. А на основании чего мы здесь, никто ничего не объясняет, не показывают никаких приказов, законов или распоряжений.

- Мало того, что посылают в бой без касок и бронежилетов, за кого вообще там воевать? За сидящих в кабинетах и прячущихся за чужими спинами? И почему только нас, западников, воевать направляют? Когда мобилизовали, то говорили, что будем служить на месте или на границе с Беларусью.

- Была здесь раньше съёмочная группа, но им показали лишь одну «показательную» палатку. В то время как мы в других палатках на соломе и на песке спали. За свои деньги покупали гвозди, чтобы нары взбить. Обмундирования нормального не выдают, еда такая, чтобы разве с голоду не умереть. В апреле заплатили только по 300 гривен, за май — по 1300-1600, в зависимости от должности.

- За 45 дней многие из нас ни разу не стреляли. Ямы копаем, в карты играем, лук вот посадили и ухаживаем.

- Разгрузили на склад 7 тонн сгущённого молока — не выдают. Начали возмущаться, выдали по одной баночке, и то... под расписку.

- Меня назначили санитаром, хотя в медицине ничего не понимаю. Дали только вату, бинты, жгуты и нашатырный спирт, если кто-то потеряет сознание. Ни йода, ни анальгина.

- У меня двое маленьких детей, жена в декретном отпуске, но забрали и держат здесь.

Командир Ровенского полигона Александр Николайчук, заместитель областного военного комиссара Волыни Владимир Бондарук и ещё несколько военных комиссаров, а также заместитель командующего ОК «Север» Владимир Яцентюк все обвинения солдат отрицали. Уверяли, что на самом деле всем необходимым они обеспечены, и все занятия проводятся по плану. В том числе и занятия стрельбой, во время которых, мол, только за неделю перестреляли 420 тонн боеприпасов. Уточняли, что 45 дней, которые уже отслужили мобилизованные, — это не окончательный срок. Неправильно, мол, призванные поняли, потому закона о демобилизации пока нет.

Не остались без ответа и крики матерей относительно того, по какому праву послали солдат на войну, кто ответит за погибших и почему не возвращают обратно тех, кто до сих пор под пулями на востоке Украины. Офицеры утверждали, что был приказ на отправку 51-й бригады из Владимир-Волынского для участия в АТО на востоке. Вопрос о возвращении бригады уже решается, но это не дело одного дня. А по факту того, что сепаратисты могли беспрепятственно снимать солдат на видео, а затем расстрелять, уже проводится специальное расследование, и виновные будут обязательно наказаны. На этом словесная перепалка офицеров с мобилизованными солдатами и родными погибших в Донецкой или до сих пор находящихся там, закончилась. Ибо на полигон, наконец, прибыла колонна с «грузом 200».

Ритуал прощания был скорбно-торжественным. Приехал даже почётный караул из Львова. Всех погибших вспомнили поимённо, отслужили молебен и почтили память минутой молчания. Чёткая организация мероприятия ненадолго нарушалась только тогда, когда родные и близкие погибших не могли сдержать слёз и причитаний. Тем из них, кто терял сознание, сразу оказывали помощь военные санитары и медики «скорой» из Ровно. В завершение прощания военные под возгласы «Героям Слава!» отнесли гробы к автобусам, чтобы развезти их по домам.


Игорь Карасик,
перевод с украинского статьи Владимира Крушельницкого
из газеты «Вечерный Ровно»
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться статьей в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.