в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

Русский мир

Русский герой Валентин Табачный, или Кого судят по 282?

Просмотров: 2370

Русский герой Валентин Табачный, или Кого судят по 282?
Как выглядит, чем живёт и дышит настоящий русский герой? Валентину Табачному 38 лет. Родился он в Советском Союзе, на границе с Китаем – в Казахстане. Вырос на русском севере в Северодвинске. С детства – улица и понимание, что нужно уметь и быть способным за себя постоять. Табачный рано понял: спорт – правильный выбор.

В совершенстве владеет несколькими видами боевых искусств, среди которых – кикбоксинг и армейский рукопашный бой.

С 18 лет он уже кандидат в мастера спорта. Высокий, спортивный и сильный он рвётся, когда многие от службы косят, служить в ВДВ. Через жёсткий отбор (4 раунда мордобоя с десантниками-сержантами), уже со сломанным носом, отбитыми руками и ногами, но всё же Валентин попал в разведывательную роту ВДВ. В целях безопасности Валентина его специализацию и боевые задачи оставим за кадром.

«Разведка – школа мужества», – часто повторяет Валентин. Этот девиз он усвоил с потом и кровью.

Дальше – Бескрайняя Чечня, холод и грязь. Первая и вторая кампании пройдены целиком: боль предательства властей и радость побед. Валентин Табачный проходит путь от рядового в разведке ВДВ до капитана спецназа. Несколько десятков наград и знаков отличий. Несмотря на сложную профессию, связанный с ней риск и психологическое состояние этот человек остался светлым и открытым. По окончании активных боевых действий вновь служба в спецподразделениях РФ.

Русский герой Валентин Табачный, или Кого судят по 282?


Валентин – человек верующий. Ведь без веры сложно справиться с той нелёгкой долей, которая ложится на плечи русских героев, ветеранов боевых действий. Возможно, именно вера даёт Валентину силы справляться с прошлым, стойко переживать настоящее, смело смотреть в будущее.

Жизнь офицера Валентина Табачного – это боевая служба, спорт и созданный им военно-спортивный патриотический клуб «СПЕЦНАЗ», где проходят тренировки взрослых, детей и юношей, формирование здоровых молодых патриотов. Самообразование и просвещение. Вся его поддержка – это вера в Бога, друзья и неиссякаемый патриотизм, которому можно только удивляться и завидовать.

Сама по себе жизнь русских героев не полна счастливых хэппиэндов, которые рисуют голливудские мастера в фильмах про супергероев. Никакого Стетхема, уходящего в закат с красоткой и чемоданом денег. Вырос Валентин в деревянном аварийном доме, в котором прожил с больной мамой 30 лет. Потом счастье – купленная однокомнатная квартира в старом хрущёвском доме в кредит под 25% годовых. Наша Родина настолько тепло ценит своих самых верных сынов, что от такой заботы можно прослезиться.

Валентина всё это не сильно расстраивает. Вера и крепость духа позволяют жить и видеть перед собою цель. Валентин Табачный воспитал уже нескольких молодых чемпионов, призёров всероссийских и международных турниров по рукопашному бою и кикбоксингу. Никому нет дела до патриотического воспитания молодёжи. Зато клуб, в уставе которого есть слова «русский спецназ», работники Минюста не хотят регистрировать уже третий год. Так и живут русские герои в холодном форпосте России – Северодвинске.

Родине, однако, показалось, что маленькая квартира, скромная зарплата, 15 лет службы, 5 командировок в спецназе в Чечню – недостаточные испытания для русского солдата. Недавно против Валентина Табачного возбудили уголовное дело по статье 282 УК РФ. Формальной причиной для возбуждения дела послужили три видеоролика на странице Валентина Табачного Вконтакте.

В частности военной прокуратуре показались экстремистскими ролик про убийцу Расула Мирзаева и ещё пара видеофайлов, среди которых нарезка демотиваторов с изречениями русских императоров, полководцев, учёных, деятелей искусства и науки о величии русского народа, его правах в России. Удивительно, но «самого русского» императора Александра III органы по борьбе с экстремизмом не признали преступником и экстремистом. А вот людей, цитирующих русского царя, отправили в тюрьму уже не одну сотню.

Самое смешное в этом деле, что сам факт нахождения видеороликов, к которым можно было хоть как-то придраться, должен был занять у следователя не один день. Отсюда вопрос: что забыл оперуполномоченный, подавший рапорт об усмотренных признаках преступления, на странице русского боевого офицера Валентина Табачного? Неужели в стране нет более весомых угроз, с которыми надо бороться? Смотрим статистику. Оказывается – есть! Более 2 миллионов зафиксированных и около миллиона незафиксированных преступлений разного рода по всей стране. Большинство из них, по словам самих силовиков, совершается иностранцами из стран Закавказья и Средней Азии.

Но нет же! Зачем нашим доблестным спецслужбам бороться с хитрыми и юркими мигрантами, когда всё просто, как кольт? Зашёл на страницу боевого офицера, покопался пару дней в видео и вуаля – распознал опасного экстремиста в человеке, который 15 лет подставлял свою голову и сердце под пули. Волей-неволей возникает ощущение, что некоторые представители правопорядка занимаются совсем не тем, чем думают кормящие их налогоплательщики.

А главное - сколько ни сажай «русских экстремистов» за посты и песни, взрывов и жертв в Волгограде меньше не становится. Вы думаете, чем занимались органы по борьбе с экстремизмом Волгограда перед кровавой чередой терактов? Правильно! Ловили опасных «русских экстремистов», размещающих у себя Вконтакте песни группы «Коловрат», портреты Суворова да Колчака.

Что-то не так с нашей страной, если кому-либо в ней позволено устраивать заказные дела на наших героев. Если из прокуратуры одной успешной республики в прокуратуры других менее успешных областей тоннами шлют запросы на ветеранов Чечни. А потом появляются вот такие дела.

Валентина не бросили в беде. Он и сам признался мне, что был удивлён количеству людей, которым не безразлична его судьба. На выручку пришли руководство и личный состав общероссийских организаций «Офицеры России», «Союз Десантников России», «Боевое Братство», «Афганцы». Это организации, где Валентин Табачный – активный член, труженик и патриот. Также на выручку пришли друзья, родители детей, из которых он делает сильных мужчин, бывшие сослуживцы, ветераны спецподразделений и действующие офицеры. На выручку пришли правозащитники, правые активисты и просто патриоты. Для многих Валентин Александрович Табачный стал символом настоящего русского человека – несломленного героя.

Он признался мне, что не ожидал такой популярности и не считает себя героем. «Мы делали свою работу – работу спецназа», – говорил Валентин. А я сидел, смотрел на него и думал: «Если он не заслуживает популярности и всеобщего почёта, то его в этой стране не заслуживает вообще никто».

Пока мы учились в школах и институтах, Валентин Табачный рисковал жизнью. Пока мы танцевали на дискотеках, Валя Табачный с сослуживцами ценой жизни защищал право этой страны на существование. Пока мы зарабатывали на хорошие машины, квартиры, Таиланды и модную одежду, Валя Табачный и такие, как он, незримо держали эту хлипкую страну на своих крепких русских плечах. И каждый раз, когда мы выходим на улицу, наслаждаемся жизнью и гордимся олимпийскими победами, где-то незримо рядом с нами стоит Валентин Табачный и его сослуживцы, многие из которых отдали за наше право на жизнь собственную жизнь без раздумий.

К судьбе боевого офицера и к несправедливости, которая творится в его жизни, нельзя оставаться равнодушным. Бросить русского героя в беде – непростительная трусость и мерзость. Каждый должен помочь тем, чем может помочь. Чем именно – каждый решит для себя сам.

Мы, русские националисты, патриоты, правые консерваторы, просто порядочные люди говорим тем, кто заварил эту кашу: «Предатели, руки прочь от нашего героя!».

Но помощь Валентину Табачному, другим преследуемым «за экстремизм» лицам – это только часть нашей общей работы. Основная работа должна быть направлена на изменение, реформирование всей отрасли антиэкстремистского законодательства.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Я бы хотел задать вопрос об этой отрасли координатору правозащитного объединения «Консервативная правозащитная группа» Евгению Валяеву.

- Как получилось, что сегодня в России правоохранительным органам, судам так легко засудить человека за песни, видеоматериалы, сказанные слова?

Евгений Валяев: Сегодня этот процесс обеспечивает целая правовая отрасль – российское антиэкстремистское законодательство. В эту отрасль входит не только уже всем известная статья 282 Уголовного Кодекса, но и другие статьи уголовного права, статьи Кодекса об административных правонарушениях, Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», отдельные законы и подзаконные акты о борьбе и противодействии экстремизму, всевозможные запретительные меры наших законодателей в сфере свободы слова и интернета.

Одной из ярких составляющих этой антидемократической правовой отрасли является Список экстремистских материалов Минюста, в котором насчитывается уже более 2 285 пунктов. Сама процедура признания информационных материалов экстремистскими в российской правовой системе является абсолютно непрозрачной. Но в таком положении этот институт устраивает правоохранительную систему и суды, чего не может быть в правовом государстве с реально разделёнными ветвями власти.

В Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» упомянуто, что дела о признании действий экстремистскими возбуждаются по представлению прокурора. Но нет указаний, какого вида должны быть эти представления – исковое заявление, либо в порядке особого производства.

Тут и лежит главный подводный камень. Процедура особого производства является бесспорной. В итоге большинство дел о признании информационных материалов экстремистскими сегодня в России происходят в бесспорной процедуре – особом производстве.

Необходимо вносить изменения в Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» и подробно разъяснять в нём процедуру признания материала экстремистским:

– запрещать признание материалов экстремистскими в порядке особого производства;

– отменять все предыдущие решения судов в порядке особого производства и отправлять их на пересмотр в порядке искового производства – спора и трений сторон, с учётом со стороны суда различных мнений и экспертиз.

Разрешение дел должно осуществляться по правилам искового производства, когда обязанности сторон по доказыванию распределяются в соответствии с требованиями ГПК РФ: каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Многие материалы, если взглянуть на список экстремистских материалов Минюста РФ, являются официальной издательской продукцией: журналы, книги, статьи, рисунки, музыкальные композиции. И при решении признать такой материал экстремистским суд должен принимать решение о конфискации таких материалов, то есть прекращать права собственности конкретного собственника данных материалов. А такая процедура, которая поражает гражданина в праве собственности, не может рассматриваться в порядке особого производства.

Поэтому сегодня стандартная процедура признания материала экстремистским выглядит таковой: прокуратура пишет представление в суд о признании материала экстремистским, суд на основании такого представления открывает особое производство по материалу и признаёт его экстремистским. Причём наличие реальных независимых филологических и других экспертиз отходит на второй план. Поэтому речи об экспертах тут не идёт. Лица, которые решают, что материал экстремистский – это прокуратура и суд, который по их представлению штампует такие решения. Список экстремистских материалов в руках правоохранительных органов – это всего лишь один из рычагов давления на политических активистов. Экстремистские материалы ищут при проведении обысков, чтобы в протоколе об изъятии с восторгом отчитаться, что был найден экстремистский материал. А значит, обыск был оправдан. Нахождение при обысках экстремистских материалов необходимо и для давления на суд и суд присяжных при политических делах. Сторона обвинения, прокуратура, обвиняя очередного политического активиста по 282 статье УК РФ, заявляет, что у него были изъяты экстремистские материалы и создаёт образ виновного в глазах суда, суда присяжных. Ведь никто не будет вдумываться, какие основания были у, например, Индустриального районного суда города Ижевска Удмуртской Республики при признании газеты «Ижевская дивизия» экстремистской: были ли проведены соответствующие экспертизы, проведены ли общественные обсуждения, выступали ли эксперты и специалисты в суде? Или на каком основании листовка со стихотворением «Обращение к русским мужчинам на 23 февраля» решением Южно-Сахалинского городского суда была признана экстремистской? Или как понимать решение Туймазинского районного суда Республики Башкортостан о признании экстремистской брошюры «Административные правила»?

Процедура признания информационных материалов экстремистскими должна стать однозначной и прозрачной, должна существовать единая практика при рассмотрении таких дел.

Признание информационных материалов экстремистскими является ограничением свободы выражения мнения автора материала, поскольку такое признание является одновременно запретом распространения информационных материалов. И сегодня у Прокуратуры в руках слишком большое право – ограничивать по своему желанию свободу слова и свободу выражения мнения. Такое право ставит под сомнение статьи Конституции РФ.

Работа по выявлению «экстремистов Вконтакта» – это имитация бурной деятельности со стороны Центров МВД по противодействию экстремизму, судов и прокуратуры. Вместо поиска реальных преступных элементов идёт процесс «набивания палок». А когда цель – не поиск преступников, а улучшение статистики, то мы получаем такой результат:

«В Тамбовской области сотрудник отдела полиции по борьбе с экстремизмом (Центр «Э») ради улучшения статистики заставил бомжа расклеивать экстремистские листовки. Об этом 23 октября сообщается на сайте Следственного комитета (СК). Следователи выяснили, что весной 2012 года уже бывший оперуполномоченный по особо важным делам Центра «Э» предложил «лицу, ведущему асоциальный образ жизни», за деньги в общественных местах сделать экстремистские надписи и расклеить экстремистские листовки. После выполнения задания полицейский задержал бомжа и завёл против него уголовное дело по статье разжигание ненависти или вражды».

Из этого примера видно, что система в тупике, её необходимо реформировать и менять.

Автор: Алексей Живов

Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться статьей в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.