в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

Имперский атриум

Просмотров: 1968

Имперский атриум
Ты был кумиром миллионов,
Народ твоим словам внимал,
Покуда в обществе пиндонов
Нацистский флаг ты не поднял.

А ведь учил не прогибаться
Ты под изменчивый нас мир.
Скажи, как мог ты облажаться:
Прости, Макар, ты – не кумир.


Империя есть понятие наднациональное. Образ империи – это власть над многими народами, это агрессивная политика по отношению к соседям, это огромная армия и наконец, стремление к мировому господству – что вполне логично укладывается в русло самого этого слова: imperium в переводе с латыни означает «власть».
В принципе, для всех империй, переваривавших в себе огромное количество людей различных национальностей, было присуще именно это превалирование идеи власти, одного человека или группы людей, над интересами подчинённых народов. Первой в мире империей называют Ассирию. Её цари решали вопрос радикально: сначала, в ходе захватнических набегов на соседей они просто вырезали всё население, складывая головы казнённых в огромные пирамиды. Затем, приступив к завоеванию территорий, ассирийские правители осуществляли массовые переселения народов, выгоняя их на другие территории, а на их место сажая других.
Времена менялись, империи приходили и уходили, но неизменным оставалось доминирование идеи власти над интересами народов. Естественно, с печальным итогом для последних. Изменилась только форма: если цари Ассирии не только не скрывали свои зверства, а наоборот, хвалились ими, то последующие императоры прикрывали своё зверство пустыми разглагольствованиями о гуманизме, правах народа и прочей чепухой, которая называется пропагандой и выполняет функцию красивой обёртки горькой пилюли.
Есть нюанс. Для осуществления своей власти императорам были нужны стражники. Мир не забыл ещё человеконенавистнический режим нацистов в Германии XX в., когда арийская раса господ объявлялась избранной, а остальные народы должны были выполнять роль их рабов. Но родиной теории избранности одного народа над другим была отнюдь не Германия. Покопавшись в истории, мы сможем привести целый ряд подобных примеров задолго до того, как нацисты пришли к власти и провозгласили строительство «Тысячелетнего Рейха».
Навскидку, можно вспомнить императора Наполеона. Конечно, он открыто ничего подобного не провозглашал. А по факту? Наполеон строил мировую державу. Он стремился к единоличной, ничем не ограниченной личной власти. А его инструментом господства над народами была французская нация. Служение национальным интересам французов было той обёрткой, которой Наполеон прикрывал свои властные амбиции. Он так и говорил, что все его устремления направлены ради французов. Свою внешнюю политику (а война есть продолжение политики) он сопровождал фразой следующего содержания: «я начинаю эту войну во имя мира»…
Весьма характерно, что позже, заканчивая дни на о. Св. Елены, император «опровергал» обвинения в своей кровожадности тем, что в ходе наполеоновских войн, оказывается, погибло не так уж и много людей! Нам здесь интересно то, что Бонапарт при этом считал только погибших французов. Видимо, убитых и раненых в рядах неприятельских армий он за людей не считал. Не считал он и убитых союзников. Тех же немцев, испанцев, итальянцев и прочая, и прочая. Они служили в составе императорской армии, но поскольку не являлись французами, постольку и не были людьми в глазах корсиканца.
Особенно обидно было, конечно, полякам. Премьер-министр Великобритании У. Черчилль в своих мемуарах называл Польшу гиеной, которая не побрезговала войти в союз с Гитлером, чтобы урвать и себе территориальный кусок от трупа Чехословакии, которую растерзал германский хищник.
Поляки – это свободолюбивый народ, мечтавший о независимости. Правда, свою суверенность польские магнаты пропили ещё в XVIII веке. Их главной проблемой оказалась неспособность отличить независимость от безнаказанности.
Наполеон же дал полякам надежду. Ради своей свободы поляки согласились служить в императорской армии. Ради надежды на получение свободы поляки душили её, свободу, в Испании, подавляя народное движение повстанцев. Ради призрачной надежды получить независимость поляки вторглись в Россию в составе армии «двунадесяти языков». Но история учит: нельзя стать свободным, подавляя свободу других народов.
Поляки были лишь инструментом в руках Наполеона. Подсчитывая убитых за годы наполеоновских войн, Бонапарт про поляков не вспомнил…
Другие империи проявляли не больше интереса к нациям, заботясь лишь о толщине решёток в тюрьмах народов. Если же некоторые народности им «мешали», их уничтожали. Так поступили, например, американцы, отношение которых к коренным жителям, индейцам, не назвали геноцидом лишь по той причине, что этот термин появится позже.
После распада СССР только ленивый не пнул ногой тоталитарный коммунистический режим, в котором подавлялись все и всяческие свободы. Один писатель даже договорился до того, что отобрал у Гитлера пальму первенства в деле создания концентрационных лагерей и торжественно вручил её Сталину. Так и написал английский публицист В. Суворов – мол, ещё до прихода нацистов в 1933 г. к власти, в СССР уже ударными темпами создавали сеть концлагерей под названием ГУЛАГ. Правда, из этого не следует, что СССР был их родоначальником. Впрочем, английского публициста в своё время уже поправили, обратив его внимание на то, что первые концлагеря создали… англичане в ходе войн с бурами.
Однако была, была среди империй такая, где в течение нескольких веков, несмотря на колониальную политику её правителей, не пропал ни один народ, ни одна национальность, ни один этнос. Московское государство, Русское царство, Российская империя, а затем СССР – это пример того, как русские, даже беря на вооружение западный опыт, всё равно привносят в него что-то своё, особенное, смягчая и очеловечивая западную жестокость и нетерпимость. В российской истории мы не найдём лозунгов, подобных американскому: «хороший индеец – это мёртвый индеец».
Главной отличительной чертой российской государственности было отсутствие национальной нетерпимости к другим, нерусским народам. Идея интернационализма, которую проповедовал СССР, уходит своими корнями в прошлое Российской империи. В ней уживались русские, белорусы, украинцы, казахи, татары, грузины, евреи и так далее.
Кстати, о евреях. В фашистской Германии их сжигали в газовых камерах, правда, на польской территории. В США они управляют государством (Бжезинский З. Глобальное господство или глобальное лидерство, сс. 244, 249). А в России… а в России – интернационализм. Здесь личность человека важнее его национальности. И национальных предубеждений, если у кого они есть.
Вот, например, во время существования СССР еврей И. Кобзон отправляется в Афганистан и выступает перед воинами Советской Армии. Причём, известный артист не ограничивается показательным концертом в Кабуле, а посещает в т.ч. и отдалённые гарнизоны, презрев опасность. А в это время еврей Андрей Макаревич недоволен правящим режимом.
Времена меняются. На смену тоталитарному СССР приходит новая Россия. И мы видим И. Кобзона, который идёт в Норд-Ост на переговоры к террористам, с целью освобождения заложников. В это время Андрей Макаревич недоволен режимом.
Годы идут. В Киеве начинает полыхать майдан. Общее недовольство властью Януковича не мешает дальновидным людям разглядеть приход нацистов, которые оккупируют Украину и провозглашают, устами Яроша, «поход бандеровской армии за Днепр». И. Кобзон откликнулся одним из первых и призвал Украину не допустить победы фашизма в Киеве – матери городов русских. А Андрей Макаревич вышел на марш мира.
Конечно, с одной стороны Макаревича понять можно: он видел убитых на майдане и возможно, был против насилия и жертв. Но тогда почему он вышел на марш мира, держа в руках украинский флаг? Ведь на майдане демонстрантов убивали свои… Стрельба по собственным соратникам велась из зданий, захваченных боевиками правого сектора, в т.ч. из окна кабинета коменданта майдана.
В этой ситуации нормальные люди призывали В. Путина вмешаться, чтобы остановить кровопролитие. А оппозиция вышла с украинскими флагами, следовательно, российские либералы поддержали украинских экстремистов, совершавших в Киеве акты насилия и призвали Кремль им не мешать. Мол, не мешайте им, пусть продолжают в том же духе. Но в таком случае не остаётся ничего другого, как сухо констатировать: кровь убитых на майдане людей запачкала не только украинскую оппозицию, но и их российских коллег. И Андрея Макаревича – тоже.
После его позорного появления с украинским флагом в защиту артиста стали раздаваться голоса о том, что он, бедный, подвергся травле. Автор этой статьи задаёт недоумённый вопрос: что есть травля? Быть может, несчастного Макаревича загоняли в дом профсоюзов, поджигали коктейлями Молотова, тащили в подвал и там стреляли в затылок? А может, его дом окружили нацисты и принялись обстреливать из миномётов и самоходок? Ну или, на худой конец, перекрыли воду, как в Крыму, и предложили за неё платить в 50 раз дороже, чем раньше?
Нет, никакой травли Макаревича, сравнимой с тем, которую устроили на Украине его подзащитные, не было.
И вот здесь возникает вопрос: а зачем Андрей Макаревич вообще выходил на марш мира? Он кого защищал: жертв Одессы и Славянска – или их убийц? По ходу событий получается, что жертв террора Макаревич не защищал. И либералы России в целом – тоже. А ведь этот вопрос задан не случайно.
Российскую оппозицию обвиняют в том, что она проплачена Западом. Лидеры протестного движения такие обвинения яростно отвергают. Главный их аргумент заключается в том, что факт передачи им денег со стороны ЦРУ не зафиксирован. Но позвольте вопрос: зачем играть в конспирологию, если действия оппозиционеров у всех на виду? Зачем доказывать факт финансирования Западом российских либералов, если они в нужное время в нужном месте осуществляют нужные для США действия? Немцов и К. осуждают насилие на Украине – и словно рыбы, молчат, когда там струйки крови уже превращаются в реки…
Если марш мира в Москве был местной инициативой неравнодушных людей, видевших в Путине причину гибели «небесной сотни» на майдане, то что мешает сейчас нашим либералам повторить марш мира и осудить насилия киевской хунты? Ответ очевиден: не было на то указаний. Либералы выступили против насилия, а когда его масштабы увеличились, либералы молчат. Нет, они молчат не потому, что им стало стыдно, а потому, что Вашингтон не давал команду.
Потому что в России оппозиции по факту нет. А пятая колонна – есть.
Конечно, Андрей Макаревич мог бы дистанцироваться от продажной либеральной оппозиции и заявить, что он не финансируется на Госдепом, ни ЦРУ. Но лучше показать это делом. Например, выйти хоть в одиночку к посольству Украины, пусть не с флагом. Пусть в руках Макаревича будут фотографии нацистских погромов в Одессе и разрушенных домов в Славянске. Пусть он потребует от США прекратить вмешательство во внутренние дела Украины и остановить гражданскую войну. Пусть он придёт к посольству США и символично бросит к порогу печеньки от Нуланд. И тогда бывшие поклонники таланта Макаревича увидят, что он просто не разглядел в Киеве начало фашистского путча. И теперь раскаивается в содеянном.
Лучше быть дураком, чем подлецом.
Уверен, в этом случае Макаревича простят. Ибо русский человек отходчив и умеет забывать причинённое ему зло.
Бомбардир
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться статьей в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.