в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

"План Вальцмана", или Почему унитарная Украина обречена

Просмотров: 2001

когда пытаешься оценить государственный уровень фигур, исполняющих роль украинских политиков, невольно приходишь к двум выводам – печальному и обнадёживающему. Печальному – потому, что понимаешь: страной руководят безумцы-русофобы, одержимые ненавистнической идеологией украинства. Но обнадёживающему – потому, что знаешь: придуркам в каком-то смысле противостоять легче. И хотя эти клинические параноики своей невменяемостью уже покалечили миллионы судеб, их собственная судьба предрешена. А равно и судьба того унитарного "государства", которое они пытаются состряпать, исходя из своей собственной паранойи. Потому что в истории подобное уже случалось. И неоднократно.

Достаточно беглого взгляда на "программу (план) Вальцмана", чтобы в этом убедиться. Это всё та же старая программа: унитарное устройство Украины, бесправие областей и муниципалитетов, запрет русского языка как государственного, курс на "ассоциацию" с ЕС и кредиты от МВФ. Последнее означает быстрое уничтожение украинской промышленности, начатое, кстати, им же ещё в бытность министром экономического развития при Януковиче; закрытие заводов; превращение Украины в поставщика даровой рабочей силы для Европы по "африканскому" ("балканскому", "прибалтийскому") типу.

Но остановимся чуть подробнее на доктрине унитарного государства с запретом русского языка. Само по себе абсурдно, что страна с населением в 43 миллиона человек (даже включая ДНР и ЛНР, к которым Вальцман специально изображал обращение) и самой большой территорией в Европе управляется сверхцентрализованно, когда губернаторы назначаются указами из Киева, а области имеют меньше административных и финансовых прав, чем сельсоветы в России. Даже если бы Украина была этнически и культурно однородна, унитарность и в этом случае обрекала бы её на вечную деградацию и медленную гибель.

В Европе нигде такого нет. Если не брать в расчёт малые моноэтнические и карликовые государства, то из крупных стран одна лишь Франция имеет унитарное устройство без всяких автономий. Национальные меньшинства во Франции подвергались суровым репрессиям, вплоть до геноцида, в XVIII – XIX вв., но в последние полвека всё же получили языковую свободу и расширение прав местных органов власти. Но Франция – исключение (хотя следует отметить, что французы говорят на четырёх языках: французском, кельтском, баскском и провансальском, причём это не мешает их нынешнему этническому единству). Её централизовали ещё короли в течение многих веков. Опыт любой другой страны Западной Европы показывает, что современное крупное и сильное государство может быть только федеративным, а при наличии лишь небольших меньшинств (как в Италии или Финляндии) – предоставлять им широчайшую автономию. Шведы в Финляндии, немцы и французы в Италии в местах своего компактного проживания вообще почти не знают и не учат государственный язык этих стран, а живут своей жизнью. Именно поэтому они уже не имеют стимула к "сепаратизму". В Испании при Франко национальный автономизм и федерализм жестоко искоренялся, но сразу после его смерти автономия провинций была восстановлена, и местные языки стали там фактически первыми государственными, потеснив испанский.

История учит тому, что маниакальные попытки путём запретов, убийств, геноцида строить моноязыковое унитарное государство в многоязыкой разнообразной стране всегда приводит к неизбежному краху. Примерами являются первая и вторая Речь Посполитая, погибшие из-за нежелания прекратить угнетение неполяков; Османская империя, погибшая, когда младотурки решили сделать её этнически однородной турецкой; непомерно разбухшая межвоенная "Великая Румыния", в которой 40% нерумынского населения находились на положении скота; но, конечно же, самым показательным примером является Венгерское королевство 1867–1918 гг., параллели которого с современной Украиной поразительны.

В "австрийской" части империи Габсбургов в 1867–1918 гг. было 13 провинций (с 1908 г. – 14), которые всё более и более тяготели к федерализму. После избирательной реформы 1905 г. и введения официального многоязычия в некоторых провинциях стало очевидно, что даже при мирном развитии событий через некоторое время Цислейтания станет многонациональным федеративным государством. Абсолютно обратная ситуация сложилась в Транслейтании, землях венгерской короны. С 1867 г. это было унитарное государство, не делившееся на провинции; лишь Хорватия и город Риека (Фиуме) получили автономию, но и на неё в Будапеште не раз пробовали покушаться.

Во всей же остальной "Венгрии", где венгров было менее половины, основное население страны (словаки, русины, румыны, сербы, немцы, евреи) было вынуждено записываться "венграми". В 1870гг. почти все школы на местных языках были закрыты, детей с малых лет насильно мадьяризировали. Конституция Транслейтании содержала статью о правах национальностей на свой язык и культуру, но в то же время подчеркивала, что в стране есть только одна политическая нация – венгерская и один государственный язык – венгерский. Вдобавок право голоса в Транслейтании имели только 10% населения, и почти исключительно это была мадьярская шляхта; остальные фактически были "негражданами". Сходство с постсоветской Украиной поразительное, если не считать того, что последняя даже переплюнула Транслейтанию: всё-таки венгры – реальный народ со своими традициями, в то время как "украинство" и "украинская мова" - во многом лишь искусственные продукты новейшего времени.

Противоестественность государственного устройства Венгрии грозила взрывом, который мог уничтожить всю монархию Габсбургов. Поэтому наиболее проницательные австрийские политики во главе с эрцгерцогом Францем-Фердинандом планировали с помощью армии изменить венгерскую конституцию, федерализировать Транслейтанию до уровня автономных национальных провинций и ввести в ней всеобщее избирательное право. Но из-за противодействия императора Франца-Иосифа в 1906 г. удалось провести лишь минимальные, косметические реформы. И власть, и оппозиция из числа мадьярской шляхты с маниакальной настойчивостью точно так же, как сегодня киевская хунта, держались за унитаризм и моноязычие.

Только когда империя уже разваливалась на куски осенью 1918 г., в последней судорожной попытке спасти страну император Карл издал указ о полноценной федерализации Цислейтании, он не был распространён на Транслейтанию. Тем страшнее стал удар, когда по итогам войны две трети бывшей "Венгрии" были отданы новым государствам (Югославии, Чехословакии, Румынии), а местные венгры, так давно унижавшие другие народы, сами оказались на положении гонимого и бесправного меньшинства.

Этот пример мог бы послужить хорошим назиданием для киевских властей в законе. Ибо маниакальные заклинания киевско-галицийских политических шаманов об унитарной Украине с единственным "украинским языком" не могут привести и не приведут ни к чему иному, кроме как к украинскому "Трианону". Который будет намного болезненнее, чем венгерский. В том числе и потому, что уроки истории укры всегда воспринимают намного хуже, чем все остальные их соседи.
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться информацией в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.