в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

Международные обязательства и активы бывшего СССР: проблемы раздела и итоговое решение

Просмотров: 4310

Международные обязательства и активы бывшего СССР: проблемы раздела и итоговое решение
Серьезной проблемой, порожденной распадом СССР, стала выплата внешнего долга Советского Союза и раздел его зарубежных активов. Бывшим советским республикам предстояло определиться по вопросу правосубъектности Российской Федерации, согласовать способы и порядок погашения внешнего государственного долга, что рассматривалось как необходимое и обязательное условие для раздела зарубежной государственной собственности. Общепризнанным способом урегулирования спорных межгосударственных отношений является заключение международного договора. В работе проанализированы попытки достижения согласия между бывшими советскими республиками путем заключения международных многосторонних соглашений в рамках СССР и сменившего его СНГ. Наряду с анализом проблемы исполнения международных государственных обязательств в работе уделено внимание и долговым обязательствам бывшего СССР частным лицам, исследованы различные подходы к разрешению этого вопроса. Особенности процесса решения проблемы выплаты внешнего долга, раздела активов бывшего СССР и достигнутые в конечном итоге результаты являются предметом исследования предлагаемой статьи.

К началу 90-х годов за границей находилось различное имущество, составляющее государственную собственность Советского Союза. В первую очередь, речь идет о недвижимости, предназначенной для осуществления государством публичных функций (дипломатические и торговые представительства, консульства), приравненные к недвижимости транспортные средства (самолеты, суда), ценные бумаги, вклады в уставный капитал, средства Центробанка и Внешэкономбанка и др.

Распад Советского Союза и образование на его территории новых независимых государств породил необходимость разрешения серьезных вопросов, связанных с изменением международных обязательств и разделом находящейся за рубежом государственной собственности.

Однако прежде чем приступить к анализу решения этих вопросов, необходимо акцентировать внимание на том, в качестве кого позиционировала себя Россия в международных переговорах по выплате советских долгов и разделу государственного имущества бывшего СССР: в качестве нового государства - преемника либо государства, которое не является новым субъектом международного права, а является государством – продолжателем Советского Союза, поскольку, на наш взгляд, от этого во многом должны были зависеть устанавливаемые международными соглашениями подходы к распределению бывшей государственной собственности Советского Союза и конечные результаты этого процесса. Сразу же следует оговориться, что речь идет о бывших республиках СССР – Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстане, Киргизии, России, Таджикистане, Узбекистане, Украине. Прибалтийские республики в заключении этих договоров не участвовали.

Понятие континуитета государства

При анализе последствий происходящих в международном сообществе политических изменений помимо термина «правопреемство» нередко используется и термин «континуитет». Являются ли эти понятия тождественными или же понятие «континуитет» имеет иную правовую природу и, как вывод, оно влечет особые последствия, отличные от тех, которые влечет правопреемство?

Так же как и в определении понятия «правопреемство», в определении понятия «континуитет» существуют свои проблемы. Отметим сразу же, что наряду с термином «континуитет» в научной литературе используются термины «правопродолжательство», «государство-продолжатель».

Распространенным определением континуитета в международно-правовой доктрине можно считать определение, согласно которому правосубъектность государства является идентичной независимо от любых внутренних изменений (при условии сохранения той же территории и того же населения), и эта идентичность неразрывно связана с непрерывным действием международных договоров для данного государства.

Из этого определения должно следовать, что: во-первых, государство, заявляющее о своем континуитете, не является новым государством независимо от внутригосударственных изменений политического, экономического либо социального характера, которые имели место быть, при условии сохранения его прежних границ и населения. Чаще всего речь идет о кардинальных политических изменениях в государстве — социальной революции и смене государственного режима.

Во-вторых, следствием этой идентичности является сохранение полного объема прав и обязательств, возникших в силу действовавших на момент заявления о континуитете международных договоров.

Однако в реальности данного определения не придерживается почти никто из современных юристов – международников. Да и практические случаи континуитета свидетельствуют, что далеко не всегда этот процесс укладывается в жесткие рамки теоретической дефиниции.

Еще в середине двадцатого века, исследуя явление континуитета, Есаян А.А. отмечал, что «источником международной правосубъективности является государственность данного народа, ибо данное суверенное государство является субъектом международного права не потому, что в нем у власти стоит тот или иной общественный класс, а потому что налицо прочная политическая организация общества». Именно «из факта непрерывности государственности данного народа, т.е. прочной политической организации, безотносительно к тому, какова эта организация, вытекает принцип непрерывности международной правосубъектности этого государства, а это означает, что суверенное государство является субъектом международного права вне зависимости от его социального облика.

Если после революции сохраняется национальная государственность, то налицо непрерывность данной международно-правовой личности, в рамках которой произошла смена классово-социального общественного строя и, наоборот, международная правосубъектность прерывается, если прерывается национальная государственность в международно-правовом смысле».

«Континуитет (продолжательство) государства и правопреемство государств, заключает Черниченко С.В., — разные явления. Континуитет государства — непрерывность его существования как субъекта международного права даже в случае временного его исчезновения как социального организма (например, в результате временной оккупации его территории, как это произошло с Польшей в период 1939-1945 г.г.). Правопреемство — переход прав и обязанностей от одного субъекта права к другому. В международном праве правопреемство — переход прав и обязанностей от одного субъекта международного права к другому, обычно — от государства к государству». Проблема континуитета возникает, приходит к выводу Черниченко С.В., в некоторых чрезвычайных ситуациях. В качестве таковых могут рассматриваться временная гибель государства как социального организма в результате оккупации его территории, отделения от него каких-то частей и образования на них новых государств. Сами по себе социальные потрясения в обществе, коренная ломка социально-экономических и политических структур не влекут за собой автоматически исчезновения государства как субъекта международного права. Однако тот же автор отмечает, что «в доктрине международного права нет единства мнений по вопросу о том, возникает ли новый субъект международного права при радикальных социальных изменениях в результате революции, или же, поскольку сохраняется государственность данного народа, смены субъекта международного права не происходит».

Проблеме соотношения континуитета и правопреемства уделялось в юридической литературе не так уж и много внимания, хотя с теоретической и практической точки зрения она представляет несомненный интерес.

«Есть фундаментальное различие между продолжательством государства и правопреемством государства: это значит, что следует отличать случаи, когда то же самое государство может продолжать свое существование, несмотря на смену правительства, территории или населения и случаи, когда на той же территории на смену одного государства приходит другое», заключает Джеймс Кроуфорд. Оппонентом выступает Я. Броунли, полагающий, что на практике такое различие часто спорно, и во многих случаях оно может зависеть не от сущности конкретного явления, а от того, каким образом все это происходит. Однако оба исследователя признают, что юристы - международники уделяют этим проблемам гораздо меньше внимания, чем концепции государства как такового и определению его идентичности. Среди ученых, которые посвятили свои работы исследованию явлений идентичности, континуитета и правопреемства следует упомянуть также К. Марека, ставящего на первое место вопрос об идентичности государства, под которой он понимает идентичность международных прав и обязанностей, до и после того события, которое вызывает сомнения в этой идентичности и исключительно на основе обычной нормы pacta sunt servanda.

Однако, несмотря на то, что не все зарубежные исследователи признают континуитет в качестве особого самостоятельного процесса, почти все они сходятся в том, что с практической точки зрения далеко не все явления, происходящие с государством после социальных потрясений можно объяснить исключительно с позиции теории правопреемства. Так, не отрицается и не оспаривается, что изменение территории не приводит к появлению нового государства, если, несмотря на отделение либо присоединение новой территории, сохраняет силу прежняя конституционная система страны. Аналогичным образом не имеет принципиального значения изменение численности населения страны, равно как не определяет прекращение существования государства либо его сохранение смена правительства. Так, после некоторых колебаний западными исследователями было признано, что РСФСР, а впоследствии Советский Союз является продолжателем царской России, а Китайская Народная республика это все тот же Китай. То есть, в действительности, на континуитет не оказывает влияния ни изменения в названии государства, ни даже непризнание революционного правительства.

Первоочередной задачей, которую следовало разрешить до распределения всей собственности бывшего СССР, стал выбор принципов распределения государственной собственности и государственных долгов. Рассмотрение этих вопросов осуществлялось союзными республиками одновременно, как нераздельно связанных между собой.

СССР не являлся участником Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 года. Тем не менее, это не помешало разработчикам при выработке положений уже первого документа - Договора о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга и активов Союза ССР от 4 декабря 1991 года обратиться к положениям этой Конвенции для разрешения соответствующих проблем правопреемства. (В преамбуле договора было указано на то, что государства – участники принимают во внимание принципы международного права и положения Венской (1983 г.) конвенции "О правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов").

Однако действительно ли подходы к распределению бывшей государственной собственности СССР соответствовали подходам, закрепленным в Конвенции, или же этот процесс характеризовался такими индивидуальными особенностями, разрешить которые исключительно конвенционными нормами не представлялось возможным?

На эти и другие вопросы можно найти ответ при анализе международных соглашений по вопросам раздела и использования государственной собственности бывшего СССР, находящейся за рубежом. Такое исследование позволяет проследить, как решался вопрос о судьбе государственного имущества и долгов бывшего союзного государства.

Существовала объективная необходимость в том, чтобы правовые основания раздела активов и долгов были восприняты всеми государствами-участниками СССР, в противном случае при непогашении внешних займов, республики могли столкнуться с серьезными проблемами, связанными с отказом международных кредиторов в предоставлении отсрочки платежей и выдачи новых кредитов по линии правительственных, международных валютно-финансовых организаций и коммерческих банков. Такой подход - одновременное рассмотрение проблемы долгов и раздела государственной собственности полностью соответствовал содержанию Венской конвенции 1983 года, которая, по сути, не разделяет эти два вопроса на самостоятельные, существующие независимо друг от друга.

Еще до официального провозглашения о прекращении существования Советского Союза и образования новых независимых государств в Москве состоялась встреча представителей семи ведущих стран – кредиторов и союзных республик, на которой обсуждались вопросы внешнего долга СССР и гарантии его выплаты государствами – преемниками.

Результатами этих совещаний стали Меморандум от 28 октября 1991 года о взаимопонимании относительно долга иностранным кредиторам Союза Советских Социалистических республик и его правопреемников и Коммюнике от 24 ноября 1991 года, в которых были зафиксированы взаимные обязательства сторон и сформулированы принципы выплаты внешнего долга, обязательные для государств – преемников. Согласно меморандуму, стороны объявили себя солидарно несущими ответственность за долг без ущерба для ранее заключенных СССР контрактов.

Данное заявление свидетельствовало о принятии государствами-преемниками солидарной ответственности по погашению внешнего долга СССР. Невыполнение одним из государств – преемников обязательств по выплате долга означало, что остальные государства должны были принять его обязательства на себя, в противном случае автоматически прекращалось кредитование всех государств.

То, что международное сообщество практически сразу же после распада СССР заняло позицию в отношении России как государства - продолжателя, подтверждают и появившиеся в начале 90-х годов международные документы, где Российская Федерация прямо именуется государством - продолжателем СССР, полностью сохраняющим свои права и обязательства. В качестве примера можно привести «Меморандум о взаимопонимании относительно учреждения консульских представительств Российской Федерации и Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии на территории каждого государства» (подписан в г. Лондоне 30.01.1992)[25]; Договор между Россией и Францией, подписанный в Париже 7 февраля 1992 года[26]; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германии о культурном сотрудничестве» (заключено в г. Москве 16.12.1992) и т.д.

Итоговым документом, принятым по результатам многосторонних переговоров бывших республик СССР (без участия России), состоявшихся в связи с изменениями в ситуации с урегулированием проблемы внешнего долга, стало Совместное коммюнике по итогам межгосударственного консультативного совещания по вопросам создания необходимых условий для своевременного выполнения долговых обязательств бывшего Союза ССР, подписанное 25 февраля 1992 года в Киеве. Безоговорочно принятый документ подписали Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Молдавия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Украина. Латвия при подписании сделала оговорку: «Латвийская республика поддерживает все мероприятия, направленные на решение проблемы внешнего долга бывшего СССР. Свою долю Латвийская Республика определит в переговорах с правопреемником СССР». Туркмения подписала документ с учетом замечания. Эстонская и Литовская Республики коммюнике не подписали, их представители изложили под документом особое мнение. Позиция этих прибалтийских государств основывалась на заявлении, что они не являются преемниками бывшего СССР, однако это не означало, что они отказываются от обсуждения вопросов погашения внешнего долга и других проблем с Российской Федерацией и другими преемниками СССР.

И еще один важный момент, на который хотелось бы обратить внимание. Имущество, находящееся за рубежом, было приобретено или создано в различные периоды существования не только Советского Союза, но и РСФСР, и Российской Империи. Поскольку Россия провозгласила себя государством – продолжателем СССР, который в свое время был объявлен государством – продолжателем РСФСР и Российской Империи, постольку имущество, ранее принадлежавшее РСФСР и Российской Империи и потому являвшееся исключительно его собственностью, разделу не подлежало. Под раздел, таким образом, подпадало только то зарубежное имущество, которое появилось в период существования союзного государства. Кроме этого, по логике вещей в состав этого имущество не следовало включать имущество, ранее, до вхождения в состав СССР, принадлежавшее некоторым республикам. Такая ситуация, в частности, сложилась с имуществом бывших прибалтийских республик.

На наш взгляд, правильнее было бы говорить о том, что первоначально заключенными многосторонними международными соглашениями по вопросам раздела активов и пассивов бывшего СССР, были установлены определенные права и обязанности республик, в результате исполнения которых, а именно, погашения внешнего государственного долга в фиксированных долях, мог быть разрешен вопрос о разделе части зарубежной собственности в той же пропорции. Однако на практике такой способ урегулирования отношений между бывшими республиками по вопросам долгов и активов реализован не был.

Анализируя проблемы, связанные с разделом государственной собственности бывшего СССР, находящейся за рубежом, нельзя не упомянуть, что после распада Союза ССР встала и проблема признания права собственности бывших республик на имущество, находящееся на территории сопредельных государств, теперь уже участниц СНГ.

В отношении этого имущества вопрос был урегулирован путем заключения в Бишкеке многостороннего Соглашения о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 года. Это Соглашение в реальности оказалась единственным из всех многосторонних соглашений, заключенных по вопросам раздела собственности бывшего СССР, которое до настоящего времени не утратило силы, и которое применяется при разрешении имущественных споров.

Следствием достигнутых международных договоренностей стало принятие на себя Россией обязательства перед западными кредиторами по погашению внешнего долга бывшего СССР в полном объеме.

Приняв на себя ответственность за погашение всего внешнего долга бывшего Союза ССР, Российская Федерация сочла это достаточным основанием и для признания своего права на все бывшие активы СССР, находящиеся за рубежом. По крайней мере, будучи единственной страной, кто практически реализовывал признанный всеми остальными государствами – преемниками и закрепленный в многосторонних международных соглашениях принцип права каждого государства – преемника на установленную для него долю загрансобственности в обмен на выполнение им своих обязательств по погашению и обслуживанию внешнего долга, она стала и той единственной страной, кто во исполнение этого принципа заявил о своем праве на зарубежное имущество.

Со времени подписания двусторонних соглашений погашение задолженности производилось Российской Федерацией, другие государства - преемники, участия в этом процессе не принимали. Исключением из этого правила стала позиция правительства Украины, отказавшегося ратифицировать «нулевой вариант». Причиной этого послужило нежелание Украины признавать Российскую Федерацию единственным государством – продолжателем бывшего СССР, имеющим право на его зарубежную собственность, вследствие чего одним из самых сложных вопросов в урегулировании российско-украинских отношений стал и до настоящего времени остается вопрос о праве собственности на зарубежное советское имущество.

Подписание в 1994 году Соглашения между Российской Федерацией и Украиной об урегулировании вопросов правопреемства в отношении внешнего государственного долга и активов бывшего Союза ССР (заключено в г. Москве 09.12.1994) ситуацию не изменило, Соглашение это в силу не вступило, вплоть до настоящего времени отношения между Россией и Украиной носят спорный характер.

Условием ратификации Украиной Соглашения 1994 года должно было стать, согласно Постановлению Верховной Рады Украины от 19 февраля 1997 года «О порядке ратификации Соглашения между Украиной и Российской Федерацией об урегулировании вопросов правопреемства по внешнему государственному долгу и активам бывшего СССР», выполнение Россией ряда условий: получение от России полной информации относительно балансовой и рыночной стоимости собственности бывшего СССР за рубежом, применительно к каждому объекту, подтвержденной заключениями международного аудита, состоянием золотого запаса и алмазного фонда бывшего СССР на 1 декабря 1991 года, состоянием балансов советских банков, находившихся в собственности бывшего СССР по состоянию на 1 декабря 1991 года, и возобновления переговоров по ее разделу. Позиция украинской стороны основана на том, что неполучение украинской стороной такой информации препятствует рассмотрению вопроса о ратификации соглашения о «нулевом варианте» раздела имущества, а также принятию Парламентом Украины обоснованного решения по данному вопросу. Исходя из того, что Соглашение о нулевом варианте не вступило в силу, Украина до настоящего времени рассматривает заключенные соглашения по вопросам деления заграничной собственности СССР действующими и подлежащими выполнению сторонами.

Со своей стороны, МИД РФ неоднократно заявлял, что Россия не намерена вести переговоры относительно долгов и активов СССР с Украиной и что Москва рассматривает этот вопрос как урегулированный. По заявлению официального представителя МИД РФ М. Камынина, при подписании соглашения от 9 декабря 1994 года, по которому Украина взяла обязательство передать, а Российская Федерация принять обязательства по выплате доли Украины во внешнем государственном долге СССР, украинская сторона обладала всей полнотой информации о размере долга и активов СССР. Неразрывной составной частью «нулевого варианта» является обязательство Украины передать, а Российской Федерации принять долю Украины в активах СССР для выплаты части внешнего долга, закрепленного за Украиной. Иных обязательств сторон по данному соглашению, включая предоставление какой-либо дополнительной информации, не зафиксировано.

Надо сказать, что в течение длительного периода времени стороны неоднократно пытались достичь компромисса в этом вопросе. В 2003 году министр иностранных дел Украины Анатолий Зленко заявил: «Мы находимся в переговорном процессе и ищем пути решения этой проблемы. Вопрос не простой, однако не теряем надежду, что он будет решен». Со своей стороны, по заявлению официального представителя МИДа РФ Александра Яковенко «с целью ускорения регулирования данной проблемы российская сторона предложила в первоочередном порядке проработать вопросы, связанные с передачей украинской стороне в пользование объектов в семи государствах при том понимании, что украинская сторона отзовет в этих странах ноту МИД Украины с просьбой не перерегистрировать собственность бывшего СССР на Российскую Федерацию».

Попытка увязать предоставление Россией украинскому правительству государственный кредит для покрытия дефицита бюджета на 2009 год с ратификацией Киевом соглашения о «нулевом варианте» и отказом Украины от зарубежной собственности бывшего Советского Союза успехом не увенчалась. Украина продолжает настаивать на выделении ее доли загрансобственности в соответствии с определенным международными соглашениями агрегированным показателем. В результате этой ситуации вопросы оформления прав собственности на зарубежное имущество Российской Федерации в ряде стран происходит только после сложных и продолжительных судебных разбирательств. В ряде государств эти вопросы все еще требуют своего разрешения.

Тем не менее,подводя итоги многолетней истории международно-правового урегулирования проблем распределения государственной собственности и погашения внешнего долга бывшего СССР, можно сказать, что в целом, за исключением российско-украинских отношений, ситуация в этой сфере приобрела определенность и стабильность.
Источник
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться информацией в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.