в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

«ПЛАВАЮЩИЙ КУРС РУБЛЯ»: докуда донырнёт?

Просмотров: 1371

«ПЛАВАЮЩИЙ КУРС РУБЛЯ»: докуда донырнёт?
События на валютном рынке взбудоражили даже тех, кто давно не держал в руках долларов. За колебаниями курса сограждане теперь следят более пристально, чем за сводками Гидрометцентра. У кого-то горят планы на отдых, кто-то взвешивает шансы купить импортную технику, а кто-то просто рассчитывает, как удачнее сохранить сбережения. И для всех на первое место выдвигается один вопрос: на каком уровне стабилизируется цена валюты?
В поисках решения этой головоломки надо перенести внимание с валютного рынка на нефтяной. Ведь курс валюты — всего лишь зеркало, в котором отражается реальная экономика. Цена на нефть?- вот с какого вопроса должно начинаться чтение ежедневных сводок у озабоченного своим будущим россиянина.

В начале тысячелетия цены на «чёрное золото» держались на уровне 25–30 долларов за баррель марки Брент. Затем начался стремительный рост, позволивший за исторически ничтожный срок, всего за десятилетие, перепрыгнуть стодолларовую отметку. Для России (как и других нефтяных производителей) это были тучные годы, позволившие не только зализать рваные раны гайдаровских реформ, но и накопить внушительный валютный резерв — втрое больший, чем у США или Германии! Кроме того, пролившийся на наше Отечество дождь нефтедолларов дал возможность искусственно занижать рублёвый курс доллара с помощью расточительных интервенций и на этом выкормить целую орду компрадоров, ввозивших искусственно удешевлённые импортные товары взамен производства отечественных.

Но нефтяной бум явно вышел за рамки экономических приличий. Для сравнения: доллар с начала века, судя по Consumer Price Index, подешевел всего лишь на 33 процента. То есть «чёрное золото» дорожало чуть ли не втрое быстрее других товаров. Конечно, на этом сказалось и увеличение спроса на углеводороды со стороны новых экономических гигантов, прежде всего Китая и Индии, и рост себестоимости нефти в связи с освоением новых труднодоступных месторождений. Но взлёт очищенной от инфляции цены в три раза за десять-пятнадцать лет — слишком большая удача для экспортёров. Праздник не мог длиться вечно, колесо рыночной фортуны обязано было повернуться. Сознавая это, правительство и накачивало резервный фонд — подушку безопасности на то время, когда тучные годы сменятся тощими.

Если бы цены на нефть определялись только инфляцией, то в сравнении с 2000 годом баррель марки Брент стоил бы около 40 долларов. С учётом возросшего спроса и усложнившейся добычи реалистичный ценовой коридор расположен между пятьюдесятью и девяноста долларами за баррель.

То есть, когда американцы заявляют, что рассчитывают на цену в 57 баксов, это не понты, не психологический блеф и не декрет демиурга, лепящего рынок по своему произволу. Это вполне адекватная реалиям цена, несколько сдвинутая от среднего вероятного уровня в пользу импортёров — сдвинутая ровно настолько, насколько позволяют финансовые, политические и информационные рычаги Америки. Сбить цену до сорока и тем более до тридцати баксов США не смогут, даже если очень сильно захотят.

Оценив перспективы нефтяного рынка, можно перейти к прогнозированию рынка валют. Для этого нам понадобится изучить экспортный потенциал России — ведь именно от объёмов российского экспорта зависит отношение рубля к доллару. Здесь работает обычный закон спроса и предложения: чем больше долларов зарабатывает страна, тем ниже они ценятся на внутреннем рынке. А в случае экспорта за рубли, наоборот — чем больше товаров покупают у нас иностранцы, тем выше их потребность в российской валюте, тем дороже рубль.

Конечно, не экспортной корзиной единой жива национальная валюта, но стоимость экспорта — это стержневой фактор, та самая печка, от которой надо танцевать при прогнозировании.

В 2013 году Россия продала товаров на 526 миллиардов «зелёных». В том числе нефти — на 170 миллиардов. Если цена «чёрного золота» падает на 25%, со 112 до 84 долларов за баррель, то страна теряет четверть нефтяной выручки или более 42 миллиардов долларов. Это означает уменьшение экспортной корзины на 8%. И весьма грубо — влечёт восьмипроцентное удешевление рубля.

Кроме того, с ценой на нефть связаны цены на нефтепродукты и газ. Они дрейфуют вслед за нефтяными ценами с лагом в несколько месяцев (до полугода). Эти статьи российского экспорта приносили ещё 176 миллиардов дохода. При удешевлении нефти на четверть потери в этом секторе могут достичь 40 миллиардов или ещё почти 8% экспортной корзины. Итого — минус шестнадцать процентов в валютных доходах страны и в международном обеспечении рубля.

Цену «зелёного» в 33 рубля Центробанк РФ поддерживал искусственно, вопреки рублёвой инфляции, за счёт дармовых нефтяных доходов тучных лет. Если бы не это разбазаривание валютной выручки в интересах компрадоров, реалистичный валютный курс накануне нефтяного обвала составил бы около сорока рублей за доллар. Значит, при снижении нефтяных цен до отметки в $84 и удешевлении экспортной корзины на 16%, рублёвый курс доллара в течение полугода должен был плавно стремиться к уровню 47–48.

А что будет, если нефтяные цены упадут не на 25%, а вдвое, как предвещают американские аналитики? Тогда Россия потеряет уже 30–32% валютных доходов, и рублёвый курс доллара должен пропорционально вырасти до пятидесяти семи — пятидесяти девяти (40 разделить на 0,68–0,70). Масла в огонь будут подливать панические настроения покупателей, напуганных непрерывной девальвацией рубля — и языки курсового пламени в некоторые дни смогут взметнуться аж до шестидесяти пяти.

Правда, долго продержаться на такой высоте доллар не способен. При столь драматическом изменении курса крепко выигрывают российские экспортёры, работающие вне сферы энергетики (металл, оружие, химия, лес, зерно). В течение года они способны нарастить вывоз своих товаров на 15–25%, тем самым сбив курс американской валюты до 54–56 целковых. Кроме того, при цене нефти ниже семидесяти Россия будет вынуждена распечатать валютный резерв и возобновить интервенции — но уже не для поддержания компрадоров, а для поддержания бюджетников. Это давление способно снизить цену «зелёного» ещё на два-четыре пункта. Немного выше пятидесяти рублей — вот реальная точка равновесия, к которой доллар будет стремиться при реализации самого негативного для России сценария.

Рекордный курс почти в 52 рубля за доллар, зафиксированный 1 декабря, — это результат игры всполошённых покупателей на опережение. Перводекабрьская цена нефти около 70 баксов за баррель должна нацеливать нас на более низкую конечную стоимость американской валюты. Но бизнесмены и простые граждане, напуганные стремительным провалом на нефтяном рынке, делают запасы впрок — вдруг завтра нефть, а вместе с ней и рубль, станут ещё дешевле?

При этом покупатели валюты играют у опасной для себя черты. Ведь бесконечно дешеветь «чёрное золото» не может. Реставрация цен до 80–90 долларов за баррель тоже вполне вероятный сценарий (а это означает возврат в диапазон 45–49 рублей за доллар). Кроме того, на валютный рынок вскоре начнут давить упомянутые выше встречные факторы: дополнительная выручка российских экспортёров неэнергетического сектора + интервенции из резерва для поддержания бюджета. И хотя на пике ажиотажа курсовые качели могут взлетать и выше шестидесяти, всякий, кто будет брать американскую валюту дороже нынешней рекордной цены, — не для того, чтобы тут же скинуть её в разгар паники, а для долгосрочного сбережения, — почти наверняка прогорит.

Антон Карамазов
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться информацией в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.