в Москву, приглашаются
волонтеры - добровольные помощники.
Центральное информационное агентство Новороссии Novorus.info

Интервью Дмитрия Медведева телеканалу «Блумберг» (Bloomberg)

Просмотров: 5143

Интервью Дмитрия Медведева телеканалу «Блумберг» (Bloomberg)
Предлагаем читателям выдержки из интервью Дмитрия Медведева телеканалу «Блумберг» (Bloomberg).

Д.Медведев: Я скажу прямо, у нас, в том числе и у Правительства Российской Федерации, нет никакого желания помогать украинским властям, потому что мы не считаем нынешние украинские власти легитимными и потому что они пока не зарекомендовали себя как честные и откровенные партнёры. Но у нас душа болит о том, что происходит на Украине, что происходит у людей, которые живут в этой стране. В этом смысле даже с гуманитарной точки зрения мы готовы обсуждать различные формы сотрудничества, но для этого необходимо продемонстрировать намерение сотрудничать серьёзно, намерение платить.

В этом смысле даже с гуманитарной точки зрения мы готовы обсуждать различные формы сотрудничества, но для этого необходимо продемонстрировать намерение сотрудничать серьёзно, намерение платить.

Р.Чилкот: Президент Путин отдал приказ российским войскам вернуться в место постоянной дислокации по завершении так называемых «весенних учений» у границы с Украиной. Учитывая, что после прошлых подобных заявлений США и Германия не подтвердили отвод войск, почему кто-то будет верить России? Может быть, это блеф?

Д.Медведев: Я думаю, что нас вообще не должна волновать реакция западных стран на такого рода заявления.

Какое отношение западные страны имеют к перемещению войск на территории Российской Федерации, если это всё находится в пределах существующих правил?

Р.Чилкот: Потому что Россия утверждает, что заинтересована в деэскалации конфликта в Украине.

Д.Медведев: Если вопрос ставится таким образом, то это тема, которая должна анализироваться теми, кто за неё отвечает. Президент Путин принимает решение как верховый главнокомандующий о том, чтобы прекратить учения, – это компетенция Российской Федерации и её Президента.

Пожалуйста, те, кто занимается мониторингом перемещений войск, имеют право запросить соответствующую информацию. Когда я отвечал за эти вопросы, был верховным главнокомандующим… Естественно, мы такую информацию даём, и я уверен, что такое же указание поступит и от нынешнего верховного главнокомандующего. Но, ещё раз подчёркиваю, это вообще-то наше внутреннее дело – когда и где проводить учения.

Р.Чилкот: Будет ли Россия аннексировать или присоединять какие-либо части территории Украины к себе?

Россия собирается присоединять другие регионы Украины?

Д.Медведев: Во-первых, мы никаких частей Украины до этого не аннексировали – такова российская позиция. Если вы намекаете на Крым, то применительно к Крыму ситуация совершенно другая. Население Автономной Республики Крым на референдуме высказалось за самоопределение и за присоединение к России в рамках существующей процедуры, что и было сделано, то есть они сначала провозгласили свою независимость, а потом обратились с предложением о вступлении в Россию. Их просьба была удовлетворена, наша Конституция была изменена, мы их включили в состав Российской Федерации на основе их волеизъявления. Это абсолютно отдельная и особая история.

Что касается всякого рода гипотез о том, что Россия хотела бы какие-то дополнительные земли к себе присоединить, то это не более чем пропаганда. Я даже не хочу это комментировать. Самое главное – успокоить ситуацию внутри Украины. Мы же видим, что там происходит, там, по сути, гражданская война. Вот над чем все мы должны думать.

Р.Чилкот: Иными словами, может ли Россия гарантировать, что какие-то ещё части Украины не станут частью Российской Федерации? Всё-таки есть просьба сепаратистов, если можно так сказать, я догадываюсь, у Вас есть другое слово для них, в Луганске и в Донецке, всё-таки было такое заявление совсем недавно: «присоедините нас к России».

Д.Медведев: Ещё раз повторяю, что мы прежде всего (я имею в виду все, кто сопереживает Украине, – и европейские страны, насколько я понимаю, Соединённые Штаты Америки, и, конечно, Россия, которая является самой близкой для Украины страной) должны сделать всё, для того чтобы провести так называемую деэскалацию, о которой всё время сейчас говорят, то есть прекратить, по сути, расползание гражданской войны на территории Украины.

Что касается позиции людей в Луганске, в Донецке, в других частях Украины, то наша позиция проста: нужно с уважением относиться к их позиции. Если они проводят какие-либо референдумы, мы должны понять, чего они хотят, почему они такие позиции высказывают. Поэтому в дальнейшем главное, чтобы между Киевом, то есть между центральными, фактическими властями Украины, и между теми, кто живёт в этих частях Украины, был налажен полноценный диалог – взаимоуважительный, понятный диалог, который учитывает позицию в восточных регионах Украины. Если он будет налажен, тогда ситуацию можно успокоить, если он не будет налажен, к сожалению, продолжится конфликт, скорее всего, и, скорее всего, мы будем слышать те же самые призывы, о которых говорили на этих референдумах.

Р.Чилкот: Я хочу задать очень простой вопрос. Вы можете гарантировать, что Луганская и Донецкая области не станут частью России, а останутся частью территориально целостной Украины?

Д.Медведев: Во-первых, мы ничего никому не должны гарантировать, потому что мы никогда не принимали на себя никаких обязательств на эту тему, но мы исходим из того, что самая главная задача – успокоить ситуацию на территории Украины, не гарантировать что-то кому-то, а успокоить эту ситуацию. Пусть нам наши партнёры по диалогу, в том числе Евросоюз и Соединённые Штаты Америки, что-нибудь прогарантируют – о том, что не будут вмешиваться во внутренние дела Украины, пусть они нам прогарантируют, наши партнёры на Западе, что они не будут втягивать Украину в Североатлантический альянс, что те люди, которые живут на востоке, не потеряют возможности говорить на русском языке, что не придёт какой-нибудь безумный «Правый сектор», не начнёт их резать. Пусть нам наши партнёры прогарантируют что-нибудь на эту тему.

Но вообще разговор не должен вестись именно в такой плоскости – что кто кому гарантирует. Разговор должен быть другим – и на это была нацелена Женева. Он должен быть настроен на то, чтобы успокоить людей, чтобы украинские фактические власти действительно своему народу… Вот они-то должны гарантировать, не Россия что-то должна гарантировать, а украинские власти должны прогарантировать своему народу, что на востоке будет спокойно, что они не будут применять тяжёлую технику, включая танки и самолёты, вертолёты, против своих людей. Вот что необходимо прогарантировать, сесть за стол переговоров и говорить о будущем, каким образом оно видится и властям Киева, и людям, которые живут на востоке.

Совершенно очевидно, что по этому поводу существует прямой диссонанс. О чём говорит Киев? Киев говорит: «Мы единое унитарное государство, так и должно быть на веки вечные». О чём говорят люди на востоке? «В рамках унитарного государства невозможно обеспечить наши права. Мы хотим говорить на русском языке, мы хотим иметь большую степень независимости, в том числе экономической независимости. Мы хотим гарантий в отношении того, что нас в какой-то момент не сомнут сумасшедшие националисты, что они не придут и не заставят нас снова взяться за оружие».

Вот именно об этом должен идти диалог, и результатом должна быть новая конституция, хотя мы ничего не навязываем – это внутриукраинский процесс. Но мы понимаем, что в рамках действующего правового поля эту проблему не решить. Насколько я понимаю, об этом же сейчас стали говорить и некоторые люди в Киеве. Надеюсь, что это хороший сигнал.

Р.Чилкот: Вы признаете президентские выборы в Украине?

Д.Медведев: Это сложная тема. С одной стороны, мы, если мыслить легально, юридически, должны понимать, что эти выборы являются результатом антиконституционной смены власти. Вы знаете позицию России: президента Януковича никто от власти не отрешал, импичмента не было, он сам не писал заявления об уходе. Он жив, стало быть, он президент, поэтому мы не признаём легитимность части действующих властей, во всяком случае правительства и исполняющего обязанности президента. Но мы понимаем, что есть парламент, который избран легитимно, поэтому выборы являются прямым следствием этих событий. Но с другой стороны, выборы являются некой развязкой той ситуации, которая в настоящий момент сложилась. Если бы лидер, который получит там одобрение, смог пользоваться поддержкой всех регионов Украины, это, наверное, было бы хорошо. Но в чём другая проблема, помимо низкой легитимности этих выборов? Проблема заключается в том, что часть регионов просто не хочет в них участвовать. И в этом случае возникнет ситуация, которая будет очень сложной, когда, скорее всего, часть регионов примет участие в выборах…

Р.Чилкот: Это очень малая доля Украины.

Д.Медведев: …а часть регионов просто не примет или же на них придёт совсем немного людей. И тогда ценность, легитимность этих выборов действительно будет поставлена под сомнение.

Р.Чилкот: Но лишь очень малая доля Украины не хочет участвовать в выборах. Население Украины составляет 45-46 миллионов человек. Вы же говорите о двух-трёх миллионах.

Д.Медведев: Я не знаю, сколько придёт людей на эти выборы и насколько будет активной явка, но я предполагаю, что, наверное, в Киеве она будет активнее, чем где-нибудь в Луганске, Мариуполе, Харькове или Донецке. Где-то люди просто не пойдут на эти выборы, потому что они не считают их законными.

Р.Чилкот: Вы признали выборы в Донецке и Луганске, организованные сепаратистами, несмотря на вооружённые столкновения. Россия заявила, что уважает результаты референдума. Означает ли это, что вы с уважением отнесётесь к результатам общегосударственных выборов? Потому что, когда, в общем-то, шли бои и всё… И в Луганске, и в Донецке, когда там был референдум, в общем-то… И при этом вы признали, с уважением отнеслись к результатам, да? А почему нельзя так делать, если такой будет результат во время национальных выборов? Не противоречие ли?

Д.Медведев: Нет, здесь нет никакого противоречия. Вы опытный человек и прекрасно умеете анализировать любые фразы. Признание итогов – это одно, уважение к волеизъявлению – это другое. Но я могу сказать, что в результате выборов, которые будут в мае, часть людей на Украине выскажется за ту или иную кандидатуру. Безусловно, можно с уважением относиться к этой позиции. Является ли это актом признания? Нет, не является. А вот актом признания является уже такое решение со стороны властей иностранного государства, которое говорит, что мы исходим из того, что эти результаты недвусмысленно свидетельствуют о волеизъявлении подавляющего большинства граждан того или иного государства. Российская Федерация ведь очень много где и когда принимает участие в мониторинге за выборами, но, к сожалению, ситуация на Украине в настоящий момент не такова, чтобы мы были уверены в том, что эти выборы пройдут должным образом.

Полный текст интервью размещён на сайте Правительства России.
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info
Поделиться информацией в соц.сетях
Внимание! Редакция может не разделять точку зрения авторов публикаций.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Правила сайта

Комментарии к статье:

  • Гости
  • Пишет: ффф
  • 20 мая, 18:05
Брехуни!
| | |


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.